КРУПНЫЙ ПЛАН
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Счастливы созидающие

В последних числах июля исполнилось бы 95 лет со дня рождения Павла Степановича Прокконена, одного из самых известных государственных деятелей Карелии.
    Это только кажется, что человеческая жизнь коротка. Так ли она коротка, если можно, родившись в сравнительно мирное время, пережить три войны, завести личные знакомства с государственными деятелями нескольких эпох, начать карьеру с пионервожатого в детском доме и члена комитета бедноты, а закончить - депутатом Верховного Совета РСФСР и СССР эпохи развитого социализма? П.С. Прокконену довелось общаться с Крупской, Ворошиловым, Молотовым, Ждановым, Сталиным, Хрущевым, Брежневым и многими другими, о ком мы лишь читали в учебниках истории. Биография его изобилует парадоксами, опасностями и чудесными избавлениями, трагическими событиями и буквально каторжным трудом.
    Он стал участником гражданской войны в возрасте 9 лет. С политическим самоопределением у юного бойца проблем не возникло. Сам из семьи батраков, он с пяти лет просил милостыню, а позднее за организацию диверсий, саботажа и участие в партизанской войне на территории, занятой белофиннами, был пять раз до полусмерти бит розгами.
    В детдом Павел Прокконен попал, уже имея опыт боевых действий на территории противника. Позже, уже в Отечественную, именно ему будет поручена организация истребительных батальонов и партизанского движения. Дело-то знакомое.
    Ликвидация безграмотности, охрана государственной границы (погранзастава размещалась прямо в доме, где жили Прокконены), организация первых пионерских отрядов - все это тоже часть его биографии. В 18 лет он стал секретарем сельсовета, в 20 - председателем (в Советах различного уровня он проработает всю жизнь и уйдет на пенсию с поста Председателя Президиума Верховного Совета КАССР).
    Зимняя война застала его уже в должности заместителя председателя Совнаркома Карельской АССР. Именно Прокконен стал создателем лыжных отрядов, организовывал строительство железнодорожной трассы Петрозаводск - Суоярви. Он был контужен в бою под Лоймолой, попал в окружение и был засыпан в землянке (Прокконена и его товарищей откопали только через сутки), едва не замерз насмерть, возвращаясь с передовой костомукшского участка фронта (на него, уже полуживого, опять же чудом набрели пограничники).
    В самом начале Великой Отечественной (эту войну он встретил уже председателем Совнаркома, и было ему тогда чуть за тридцать) Павел Прокконен потерял кисть правой руки. На Повенецком судоремонтном заводе было организовано производство гранат, но не хватало специалистов по их испытанию. Не считая возможным поручить это кому-нибудь из работников завода, Прокконен решил испытать гранату сам, и она взорвалась у него в руке. Выздоровление заняло всего неделю, после чего пришлось возвращаться к более насущным делам - заготовке дров для Кировской железной дороги, строительству новых железнодорожных участков, созданию с нуля новых лесопунктов, железнодорожных тупиков и складов топлива. А после освобождения республики железные дороги немедленно пришлось восстанавливать - ведь бомбили их нещадно. И Прокконена в тот период подстерегало еще несколько чудесных избавлений от смерти, когда под бомбежку попадали как раз те вагоны, где он находился.
    Говорят, если судьба хранит человека, значит, у него в этой жизни очень важное предназначение. У Прокконена предназначение, безусловно, было.
    Преданность коммунистической идее не помешала ему выбиться из традиционно сложившегося образа партийного и советского функционера. По современным представлениям, это люди, оставлявшие после себя в основном директивы и колебавшиеся вместе с линией партии. Прокконен оставил после себя города, заводы и дороги. Именно под его руководством Карелия возвращалась к нормальной жизни в послевоенные годы. Мы до сих пор пользуемся железными дорогами, которые он тоже строил и восстанавливал; работает лесная и целлюлозно-бумажная промышленность, восстановлением которой он занимался; при нем начинались Надвоицкий алюминиевый завод, "Тяжбуммаш" и "Авангард". Город Костомукша обязан своим возникновением лично Павлу Степановичу: идея организации геологической разведки в эпоху послевоенной разрухи популярностью не пользовалась, но Прокконену удалось ее отстоять. Тогда-то и было открыто Костомукшское месторождение. В годы, когда Прокконен руководил республикой, Карелия, по существу, стала такой, какой мы ее знаем теперь.
    "Один в поле не воин" - это тоже о нем. Только не подумайте, что речь идет о товарищах по партии. Жена Любовь Павловна, друг, соратник и помощник Павла Прокконена на протяжении многих лет, и сын Анатолий Павлович по праву могут разделить заслуги мужа и отца. Любовь и поддержка семьи позволили ему сделать в жизни столько, сколько удается далеко не каждому.
    Павел Прокконен не застал рождения новой России, да и вряд ли ему удалось бы понять и принять дух нынешнего времени. Ушло ведь не только понятие партийной дисциплины. Обстоятельства, при которых Павел Степанович потерял руку, сегодня невозможно даже вообразить.
    Впрочем, разве кто-нибудь из нас, современников, понимает это время до конца?

Тамара СПЕКТОР



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2003