СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Это последняя статья номера Это последняя статья номера

"Окрестности Петрозаводска многое могут напомнить."

В следующем году исполняется 100 лет с начала первой русской революции. Такие юбилеи теперь проходят почти незамеченными, но это наша история, и, как говорил Остап Бендер, "отмахнуться от этого факта невозможно". Многие известные люди связаны с революционным прошлым нашего города, и в их числе Александр Антонович Копяткевич (1886-1960). Он родился в Петрозаводске, окончил Олонецкую губернскую гимназию. В 1906-1908 гг. являлся одним из организаторов и руководителей Петрозаводского комитета РСДРП, в состав которого входили также Н.Григорьев, Л. Яблонский, В.Егоров, Г.Тушовская, И.Васильев, Т.Богданов и др.
    Комитет объединял несколько кружков, которые вели пропагандистскую работу в окрестностях города, а в холодную погоду - в квартирах, банях и сараях в рабочем районе Голиковки. Кружковцы принимали участие в работе нелегальной библиотеки, распространяли прокламации, производили сбор средств в фонд помощи политическим ссыльным.
    Весной 1908 г. на членов комитета обрушились полицейские репрессии. Начались обыски, аресты. В ноябре наиболее активные деятели социал-демократической организации (в т.ч. Копяткевич) были сосланы в отдаленные селения Архангельской и Вологодской губерний. По возвращении из ссылки А. Копяткевич продолжал революционную работу в Петрозаводске, Cанкт-Петербурге. В 1913-1914 гг. сотрудничал в газете "Правда". После Октябрьской революции был на ответственной партийной и советской работе в Петрограде и Москве.
    Вниманию читателей предлагаются воспоминания А.Копяткевича о его революционной работе в Карелии в 1906-1908 гг. (были опубликованы в журнале "Карело-Мурманский край" в октябре 1926 г.).

    Места заповедные

    Из воспоминаний

    С Карелией меня связывает революционная работа, которую с рядом лучших рабочих Онежского завода я вел двадцать лет назад.
    Тяжелое это было время. И вместе с тем какое прекрасное время. Сколько энергии, сколько борьбы было вложено каждым отдельным участником того действительно героического периода.
    Но если надо написать свои воспоминания для журнала по краеведению, то пусть эти воспоминания будут иметь географическую базу. И пусть краеведение Карелии не только будет питаться неживыми объектами, которыми столь богат ваш чудесный край, но и затронет тех живых людей, которые когда-то боролись на вашей земле.
    Некоторые из них физически погибли, но они остались живыми в воспоминаниях, гораздо более живыми, чем те, кто сейчас стоит в стороне от борьбы.
    Карелия богата природой. Озера, реки, крутые звонкие скалы и богатейшие леса. Революционное прошлое связано с рядом прекраснейших мест. Окрестности Петрозаводска многое могут напомнить не только ученому-краеведу и историку, но и революционеру, борцу.
    Десять лет, проведенные мною вне Карельского края, не изгладили из памяти наших старых встреч, деловых местных собраний, времен подполья.
    Многие окрестности Петрозаводска связаны с воспоминаниями о революционных днях.
    О них я хочу хоть вкратце напомнить.

    Проба

    В двух верстах от города, за пороховыми погребами, на берегу Онежской губы, скалистый, каменистый берег с низкорослыми, но густыми березками, с громаднейшими кустами дикой малины, разнообразной ягодой. Немного болотистая местность, но зато мягкие зеленые лужайки так располагают к беседе.
    Здесь, на Пробе, впервые собрался зародыш петрозаводской организации. Здесь впервые сфотографировались вместе пионеры петрозаводского подполья.
    Трудно пристать на лодке к каменистому берегу на Пробе. Но зато, сойдя на берег, привольно становится дышать в летние дни, когда чувствуешь себя на полной свободе, когда хорошо укрыт от непрошеного глаза.

    Кукковка

    Почему именно она Кукковка - пусть расскажут действительные краеведы. У меня с Кукковкой связано воспоминание о часовне, где вывешена икона, дающая три различных изображения с разных сторон, да наши постоянные сборы кружков.
    Здесь мы в светлые, белые июньские и июльские ночи в 1906 г. в течение ряда ночей прочитывали различные издания - "Мать" Горького и др. книги.
    Здесь в 1907 г. мы читали брошюру Каутского "Русский и американский рабочий". Отсюда, с Кукковки, в 1906 г. после открытых массовых митингов с песнями расходились по домам сотни рабочих.
    Кукковка в той же стороне, где и Проба, но не на берегу Онежской губы, а выше.

    Курган

    Это тоже излюбленное место для собраний в 1906-1907 гг. Вблизи от Голиковки - рабочего района в Петрозаводске - на Кургане чаще, чем где-либо, устраивались собрания кружка. Громаднейший крест на Кургане заметен был издали. В 1906 г. погибший в ссылке в Вол[огодской] губ[ернии] (в 1909 г.) Василий Егоров водрузил на этом кресте красный флаг, и он развевался до тех пор, пока полиция, совершившая налет на Курган, не сняла его. Прекрасное открытое место на Кургане. Весь Петрозаводск виден с него. Но и полиция зато видела всех собравшихся.
    Идет митинг, горячатся молодые ораторы, а снизу по дороге медленно движутся конные стражники. Два десятка их направляется к месту митинга, но спокойно ведет митинг председатель: еще будет время дать знать, чтобы броситься врассыпную. И когда уже отряд приближается по узкой тропинке, собрание начинает таять: кто быстро пробирается к своим домишкам на окраине, а кто идет дальше в лес, к реке Лососинке, и оттуда другим путем, через Древлянку, возвращается в город.
    На Кургане выступал в 1906 г. только что вышедший из петрозаводской тюрьмы известный теперь поэт Николай Клюев. На Кургане в 1907 г. случайно одним из стражников был захвачен Лазарь Яблонский, но ему быстро удалось вырваться и скрыться в лесу.

    Почтовая

    А это в другой стороне города - по почтовому тракту через Сулажгору на д. Половина и т.д. по Петербургскому тракту.
    Там, на Почтовой, редки были собрания. Лишь 1 мая по традиции жителей Петрозаводска устраивались маевки и в 1906-м, и в 1907 г. - здесь, вблизи тракта, когда кругом шло народное гулянье.

    Чертов стул

    Был он самым надежным местом для собраний: на другой стороне Онежской губы. Нужно было переплыть на лодке через озеро в 6 верст шириной, и там на скалах был Чертов стул. Безопасно было здесь собираться. Часто зажигался громадный костер, и здесь, у костра, проводились беседы. На Чертовом стуле в 1907 г. решался вопрос совместно с эсерами, участвовать ли в выборах в Госуд[арственную] Думу или бойкотировать.
    До рассвета продолжались прения. Наша позиция становилась все крепче, а эсеры сами чувствовали шаткость своих доводов.
    На утренней заре спускались мы с крутых скал к берегу, рассаживались по лодкам и возвращались в город для новой работы, для упорной борьбы.

    Древлянка

    Это не было частым местом для наших собраний. Слишком красивые места привлекали много гуляющих из города, и требования конспирации заставляли нас избирать другие, более укромные и даже непосещаемые места. За Архиерейской рощей, ближе к одной из окраин Петрозаводска - Закаменному, расположен прекрасный лес - березовые рощи, ели и сосны. Тут же протекает бурливая, порожистая речка Лососинка, которую не раз приходилось переходить вброд, спасаясь от преследовавших конных стражников, "любивших" наши лесные собрания.
    Как сейчас помню одно из ответственнейших собраний организации на Древлянке в начале лета 1907 г.
    Именно на Древлянке был впервые сформирован Петрозаводский комитет. Тогда присутствовали: Лазарь Яблонский, Михаил Ашкинази (Андрей), Шура Моторина (Соня), Галина Тушовская (Шура), Тимофей Чехонин (Владимир), Николай Григорьев, Иван Васильев, Василий Егоров, Виктор Попов и др. (в том числе пишущий эти строки).
    Здесь же, на Древлянке, во время одной из погонь конной полиции мы с "Андреем" (Ашкинази) уничтожали документы. Здесь мы устроили с ним временное переодевание, чтобы обмануть полицейских.

    * * *

    Пусть краеведы революционного прошлого нарисуют свои картины. А их так много. Старая олонецкая ссылка знала многих борцов-революционеров.
    Она знала Софью Перовскую, старых революционеров-народовольцев и первых социал-демократов. Она знала и Всероссийского старосту М. И. Калинина, и многих других, уже современных нашей эпохе.
    И разве пудожане не смогут рассказать факты из своей революционной работы после 1905 г., об агитации среди новобранцев в 1906-м? Или революционеры Повенца, Шуньги и т.д. Эти изыскания необходимы: они нужны для воспитания настоящего и грядущего поколений, для его революционной спайки с прошлым.

Александр КОПЯТКЕВИЧ



    Москва,
    октябрь 1926 г.

Публикацию подготовила Татьяна ПЕТРОВА, старший научный сотрудник КГАНИ Фото из фондов Карельского государственного архива новейшей истории




    НА СНИМКАХ: дом Селиверстова по ул. Садовой (в настоящее время - Кирова), где находились книжный магазин и нелегальная библиотека Петрозаводского комитета РСДРП; петрозаводская группа РСДРП во время нелегального собрания в местечке Проба

Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Это последняя статья номера Это последняя статья номера
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2003