КАРЕЛИЯ N 60(1338) за 7 июня 2005 года

Строка в историю


Летчик Иван Михеев из Тубозера

Фото:

Весной 1935 года Всесоюзное радио и центральные газеты страны сообщили печальную весть: 18 мая в 12 часов 45 минут в Москве, в районе Центрального аэродрома, произошла катастрофа с самолетом "Максим Горький". Управляли машиной первый пилот, летчик ЦАГИ (Центрального аэрогидродинамического института) Николай Журов и второй пилот, летчик эскадрильи имени Максима Горького Иван Михеев. На борту, кроме экипажа, находилось 36 пассажиров - лучшие люди ЦАГИ, ударники производства, конструкторы и строители самолета и члены их семей.

Опубликовала это сообщение и районная газета "Красный Пудож". В те далекие годы страна гордилась многими славными героями Отечества из числа летающей братии. Фамилии же этих двух упомянутых в сообщении летчиков не были известны широкой публике. Тогда-то в Пудоже и вспомнили, что имя одного из погибших пилотов связано с памятным событием, имевшим место в Пудожском районе.


Зимой 1929 года молодая учительница Канзанаволокской начальной школы Александра Громцова возвращалась домой после районного учительского совещания. На озере Водлозеро разыгралась пурга, извозчик в ночи сбился с санного пути, и подвода угодила в занесенную снегом рыбацкую полынью. Утром рыбаки обнаружили на краю проруби полуживую обмороженную женщину. Обогрев пострадавшую, они тотчас же снарядили повозку и отправили ее в Куганаволок. Оттуда Громцову переправили в Пудож, в районную больницу. Однако, несмотря на оказанную медицинскую помощь, состояние здоровья пациентки не улучшалось, появились признаки начинающейся гангрены, возникла угроза жизни.

В эти дни в Пудоже проходила районная партийная конференция. Когда в президиуме стало известно о несчастном случае с Громцовой, было решено незамедлительно обратиться за помощью в соответствующие учреждения СССР. В Москву, в наркоматы здравоохранения и просвещения, а также в авиационное общество "Добролет" ушли телеграммы следующего содержания: "Трудящиеся Пудожа просят выслать самолет для оказания медицинской помощи тяжело больной учительнице..." Ответ не заставил себя долго ждать: "Самолет вылетит во вторник через Ленинград".

В те годы найти самолет, способный выдержать дальний перелет, было далеко не просто. Речь шла об авиарейсе по неосвоенной трассе, да еще и в крайне сложных метеоусловиях. Но нашли такой самолет и летчика. Выбор пал на пилота гражданской авиации Ивана Васильевича Михеева. За его плечами уже был перелет по маршруту Москва - Пекин, который он совершил в 1925 году, поэтому у летчика был определенный опыт применительно к сложившейся ситуации.

В назначенный вторник в полдень над Пудожем, впервые в его истории, появился самолет. Из окна кабинета первого секретаря райкома партии было видно, как крылатая машина, совершив облет города, пошла на посадку на заснеженную пойму излучины реки Водлы, лежащей между деревнями Заречье и Соборная Гора - высоким правым берегом реки, на котором возвышался бездействующий Троицкий собор.

К самолету уже мчались пудожане, стар и млад, посмотреть вблизи на "чудо-птицу". Сюда же поспешили и руководители района. Вскоре подъехала и больничная повозка, доставившая подготовленную к полету Александру Громцову. Пока бортмеханик самолета Федор Гладкий помогал санитарам уложить больную и сопровождавшую ее мать в фюзеляже самолета, летчик Михеев беседовал с собравшимися пудожанами. Он сообщил, что родился и жил в Тубозере, но в Пудоже ни разу не был и впервые увидел райцентр только сейчас, с воздуха.

Начинавшаяся метель и наступавшие сумерки не располагали к долгому разговору. Попрощавшись с руководителями района, главным врачом Пудожской больницы и собравшимися, летчик поднял машину в воздух, сделал разворот и, помахав крыльями, взял курс на Ленинград.

По воспоминаниям А. Громцовой, во время полета за бортом металась сплошная круговерть, земли не было видно, но самолет шел спокойно. Только над Ленинградом пришлось поволноваться - метель на земле была столь сильна, что лишь после пятой попытки удалось посадить самолет. Ожидавшая на аэродроме машина скорой помощи доставила больную в клинику профессора Н. Петрова. Жизнь Громцовой была спасена.

Информация об этом полете Михеева в Пудож была опубликована в журнале "Вестник воздушного флота" N 4 за 1929 год: "Полет этот как в техническом отношении, так и по метеорологическим условиям и самой цели своей был чрезвычайно труден. Однако летчик Михеев вследствие своей выдержки и опытности с честью вышел из всех трудностей и отлично выполнил возложенное на него задание, тем самым вписав еще одну страницу в книгу достижений нашей молодой советской гражданской авиации".

Что же касается Александры Громцовой, то она выздоровела, окончила Московский педагогический институт имени Ленина и получила назначение преподавателем в одну из школ Московской области, где проработала более тридцати лет. Ей было присвоено звание "Заслуженный учитель РСФСР".

Как позднее выяснилось, летчик Михеев действительно был родом из тубозерской деревни Наволок Песчанской волости. Эта деревня из восьми других расположенных по берегам озера Тубозеро была наиболее крупной - здесь имелась церковноприходская школа, церковь Рождества Пресвятой Богородицы и проживало более 120 человек. Задавленная беспросветной нуждой большая семья Михеевых еще до революции покинула родные края и в поисках лучшей доли обосновалась в Москве. Там и происходило становление летчика Ивана Михеева.

Тридцатые годы... В Советском Союзе самолетостроение превращается в одну из ведущих отраслей промышленности, и все силы направлялись на создание самого лучшего, самого мощного самолета.

В 1934 году авиаконструктор А. Туполев спроектировал и построил такой самолет - АНТ-20. Эта машина, по тем временам, отличалась поистине непостижимыми габаритами, наглядно демонстрировавшими могущество советского воздухоплавания. Размах крыльев самолета составил 63 метра, он весил 42 тонны и вмещал 72 пассажира. Его 6 моторов размещались в крыльях, внутри которых человек мог ходить, не сгибаясь. Два остальных мотора были закреплены на фюзеляже вторым этажом. Экипаж АНТ-20 состоял из шести бортмехаников и двух пилотов. Первым эту машину испытал и поднял в воздух на высоту 6000 метров знаменитый летчик Герой Советского Союза, поставивший мировой рекорд дальности полета - свыше 12 тысяч километров, совершивший беспосадочный перелет Москва - Северный полюс - США, будущий генерал-полковник авиации Михаил Громов. Выпущенный в единственном экземпляре, АНТ-20 был передан для эксплуатации в особую сводную агитационную эскадрилью имени Максима Горького. Это же имя было присвоено и самолету АНТ-20. Назначенные на него пилотами Журов и Михеев приступили к освоению и выполнению агитационных полетов.

На 18 мая 1935 года был назначен демонстрационный полет над Москвой. В урочный час на борт "Максима Горького" взошли почетные пассажиры: конструкторы, специалисты, строители самолета и члены их семей - всего 36 человек из ЦАГИ. Взлетев и выполнив традиционный разворот над аэродромом, самолет пошел по кругу в район Москвы. Одновременно с "Максимом Горьким" взлетели еще два самолета: двухместный с кинооператором на борту и одноместный истребитель И-15. Цель полета истребителя заключалась в том, чтобы зрители на земле могли увидеть огромную разницу в размерах обеих машин.

Все три самолета прошли заданным курсом над столицей и, выполнив демонстрационную программу, повернули на аэродром. Эскадрилья миновала окраины Москвы, впереди показался поселок Сокол. И тут произошло непредусмотренное программой действо. Для большей зрелищности пилот истребителя И-15 Николай Елагин стал выполнять вокруг "Максима Горького" фигуру высшего пилотажа - мертвую петлю. Однако на выходе из петли истребитель задел крыло "Максима Горького" и частично срезал его. Самолет начал резко снижаться. Журов и Михеев попытались увести падающую машину подальше от жилой зоны, а когда самолет вошел в пике, у летчиков достало мужества отключить зажигание, поскольку при ударе о землю и взрыве бензобаков море огня залило бы поселок. Обломки "Максима Горького" повредили лишь один жилой дом. Рядом рухнул истребитель.

К месту катастрофы прибыли подразделение НКВД и члены правительственной комиссии, но спасать было некого - все погибли.

Жертвы авиакатастрофы похоронены в Москве, на Новодевичьем кладбище, расположенном вблизи станции метро "Спортивная", на улице Хамовнический вал и набережной Москвы-реки. На монастырской стене выполнен барельеф, изображающий "Максима Горького" в полете, а внутри контура размещены урны с прахом погибших. Семьям погибших было выплачено единовременное пособие по 10 тысяч рублей.

Эта авиакатастрофа потрясла страну. Центральные газеты, отдавая дань мужеству погибших пилотов, писали: "Журов - бесстрашный летчик-испытатель тяжелых самолетов; Михеев - летчик с железными нервами и храбрым сердцем..."

Приказом начальника Управления гражданского воздушного флота СССР одному из самолетов особой сводной агитационной эскадрильи было присвоено имя "Иван Михеев".

Газета "Красная Карелия" в номере от 23 мая 1935 года поместила письмо семьи Михеевых: "Дорогой товарищ Сталин! Дорогой товарищ Калинин! Дорогой товарищ Молотов! Мы, семья трагически погибшего летчика Михеева, жена, сестры и брат, военный летчик, приносим вам и всей партии нашу глубокую благодарность за соболезнование, обращенное к нам. Мы благодарны за то, что вы разделили наше тяжкое горе. Мы клянемся еще лучше работать на строительстве нашей социалистической родины.

Взамен погибшего летчика Ивана Михеева в нашей семье вырос военный летчик Николай Михеев, который клянется взять за образец в летной работе выдержку и мужество своего брата.

Дорогой товарищ Сталин! Вы показали нам лучший пример чуткости и внимания к нашим погибшим товарищам, за что мы вам глубоко благодарны.


Ольга Васильевна Михеева,
Николай Васильевич Михеев,
Александра Васильевна Михеева,
Клавдия Васильевна Михеева,
Мария Васильевна Михеева,
Полина Васильевна Михеева".

Трудящиеся Пудожского района не остались в стороне от происходивших событий. Районная газета "Красный Пудож" опубликовала сообщение о начале сбора средств в комсомольских и партийных организациях, учреждениях и трудовых коллективах на строительство самолета взамен погибшего "Максима Горького". Отчисления средств на эти цели также шло и по стране.

Откликнулся на это движение и Краснознаменный ЦАГИ. В начале 1936 года здесь было завершено строительство огромного, в деревянном исполнении, макета самолета типа "Максима Горького" - величайшего сухопутного моноплана в мире. Однако он не стал вторым "Максимом Горьким" в металле. В 1936 году скончался человек, имя которого носил погибший самолет, - всемирно известный русский и советский писатель, председатель правления Союза писателей СССР Алексей Максимович Горький.


Е. НИЛОВ

г. Пудож

Содержание