КАРЕЛИЯ N 47 (1620) за 3 мая 2007 года

Экономика


ОТЗ - как выбраться из долговой ямы?

<Что на дне долговой ямы?> - спрашивал автор одноименной статьи, напечатанной в газете <Карелия> 28 ноября 2006 года. Старейшее предприятие России - Онежский тракторный завод, ныне ОАО, - и впрямь угодило в финансовую пропасть. Арбитражный суд РК тогда же, в ноябре, вынужден был ввести на предприятии внешнее управление сроком на 18 месяцев, чему предшествовала положенная в таком случае процедура наблюдения. Волей-неволей тяжелейшая финансовая ситуация на петрозаводском заводе ассоциируется с природной ямой - местом, где расположены корпуса исторической площадки, поймой реки Лососинки вблизи впадения ее в Онежское озеро.

<Ямка> и парк на пути к главной проходной ОТЗ своего рода символы нашего города с его трехсотлетней историей. Но сегодня завод в беде, ему начисто не удается вписаться в реформы последнего десятилетия. Ставка на уничтожение старой части предприятия-памятника (а как еще можно определить призывы к продаже некоторых объектов с молотка?) всколыхнула общественное мнение. Вот и Глава РК С. Катанандов на мартовской встрече с депутатами Законодательного Собрания назвал подобные проекты завиральными и добавил: <Завод может перейти на вторую площадку лишь при условии разработки и утверждения плана, но я такого не видел>.

Что можно увидеть из музея

Какая судьба ожидает ОТЗ? Вопрос не праздный. В моем блокноте - записи бесед с онежцами разного возраста, их мысли и боль. Директор музея истории завода Леонид Тетерин:

- Мое мнение интересует? Да, Петрозаводск теснейшим образом связан с судьбой нашего предприятия. Завод, город и республика растут из одного корня. Но иное отношение к традиции диктует... экономика. Если как-то раньше спрашивал, где работаешь, достаточно было ответить: на заводе. Подразумевалось - на ОТЗ. Завод не худшим образом кормил город через зарплаты и налоги. Но настали тяжелые времена, и власть имущие отвернулись. Помочь предприятию оздоровиться - боюсь, такой шанс уже упущен. На руках у Правительства РК в немалой доле были онегзаводские акции, теперь они стали фикцией, превратились в пыль, не более того.

Л. Тетерин отдал ОТЗ полвека, начинал в цехе токарем, слесарем. Члены семьи также работали здесь. Последние 6 лет для него связаны с возрождением ведомственного музея, одного из первых в России, созданного при Александровском пушечном заводе. Музей родился в 1838 году, кстати, тогда он назывался горным.

Другая часть жизни Л. Тетерина - 20-летняя профкомовская стезя с ее ежедневными хлопотами в пользу рядовых онежцев, а число их в коллективе тогда превышало 7000. А еще он возглавил на заводе бюро подготовки кадров. Многие из будущих асов производства благодарны Леониду Тетерину за рабочую науку.

Замечу, что коллеги наших тракторостроителей в Кишиневе считали за честь учиться у онежцев мастерству в создании стальных коней. Могу подтвердить плодотворность сотрудничества из собственных наблюдений во время совместной командировки группы онежцев и журналистов на берега Днестра, тогда и довелось мне поближе познакомиться с Л. Тетериным.

ОТЗ как раз готовился к рекорду - выпуску 12300 тракторов в год. Сейчас такое кажется фантастикой - изготовить в сутки до 53 трелевочных машин, а за месяц получалась целая тысяча. <Уму непостижимо, что завод мог достигнуть той вершины>, - вспоминал Леонид Тетерин при нашей новой встрече.

Когда наследство не радует

Что ждет ОТЗ в ближайшей перспективе? Вокруг судьбы завода, пребывающего под внешним управлением, дискуссии не кончаются. Председатель профсоюзного комитета предприятия Ирина Мишина:

- С января закрыто литейное производство. 35 человек уволены в связи с сокращением штатов. Модельный участок остался, и то славно. Ой ли?

С понятной радостью власти докладывают, что вот, мол, в Медвежьегорске удалось открыть новые рабочие места - аж 20, а еще в Костомукше не менее того. Пока на ОТЗ зарабатывают на хлеб своим семьям 1200 человек. А сколько их, онежцев, останется при деле через полгода, через год?

Людям никто об этом не сказал - ни владельцы предприятия, ни в управлении городом или республикой. Правда, в разговорах присутствует некая европейская фирма, якобы вынесшая свой экспертный вердикт - на заводе должно сохраниться всего 60 рабочих мест. Действительно, есть отчего приуныть онежцам.

По февралю нынешнего года известен документ за 365 подписями, направленный из Петрозаводска в Правительство РФ. А. Варламов, А. Абакумов, Л. Емельянова, Л. Легконогова и другие авторы уверены: ОАО <ОТЗ> - градообразующее предприятие, и у него есть потенциал. Свидетельство тому - недавние новые заказы. Онежцы за два года изготовили для МЧС 125 лесопожарных машин. О многом говорят и такие цифры: более половины от общего объема древесины в России заготовляется с помощью онежских тракторов. ОТЗ - основной производитель и поставщик такой техники для лесной отрасли в стране.

Больной вопрос - о банкротстве предприятия. Что характерно, в последние годы завод исправно рассчитывается по текущим платежам. Долги перед бюджетом и пени? Да ведь они достались в наследство от времен перестройки. Все это вкупе с нехваткой оборотных средств ведет к сворачиванию производства и массовым увольнениям. Каждый обеспокоен судьбой завода. Потеря рабочих мест, по наблюдениям авторов письма в Москву, создает негативную атмосферу не только в родном коллективе, но и в городе. Попытки решить что-либо на месте, увы, ничего не дали. Все надежды - на реструктуризацию долгов, что помогло бы старейшему заводу сохранить деятельность и развитие.

Однако остается ощущение, что руководители предприятия живут одним днем. А что получат другие поколения онежцев, похоже, никого не волнует.

У разбитого корыта

Надо отдать должное, заводской совет ветеранов в нынешней нелегкой ситуации занял активную позицию, в чем еще раз убедили меня беседы с его председателем А. Вересовым. Предприятие не только перечисляет все налоги, платит за электроэнергию, воду, покупает мазут - кстати, по двойной цене. ОТЗ при всех собственных трудностях дает опору для тысяч семей в городе, материально помогает пенсионерам, а их, неработающих, 2500.

И обратная связь не заставила себя ждать. Ветераны на редкость откровенны в своих мнениях, вот и хотели знать, кому в Петрозаводске, или Москве, или еще подальше на руку развал ОТЗ? Поскольку главная его площадка расположена в центре города, вблизи Онежского озера, то невольно закрадываются мысли о некоем намерении освободить приглянувшуюся кому-то территорию.

Другой из онежцев - участник войны, ветеран труда СССР и ОТЗ Николай Сенюков - также считает, что разрушение предприятия - из разряда преднамеренных. Поликлиника, медицинский стационар, Дом культуры, база отдыха, столовая и прочие заводские объекты инфраструктуры проданы, а рядовые акционеры так и не получили ни копейки дивидендов.

- Как же так? - недоумевает Николай Сенюков, как и его коллеги, безотчетно веривший в счастливый исход приватизации.

- Для нашей семьи ОТЗ - второй дом, которому мы отдали все силы и знания, а с выходом на пенсию оказались у разбитого корыта.

Заводской стаж Н. Сенюкова - 40 лет, а все поколения этой династии отработали на предприятии около 300 лет. <Нам дороги традиции ОТЗ, мы переживаем за судьбу и целостность его> - как не поверить словам ветерана, который к своей подписи под заявлением добавил: <и вся моя семья>.

Ветерану не совсем понятно: износ парка тракторов в лесозаготовительных предприятиях дошел до 70 процентов, и уже ощущается дефицит машин, тем не менее их выпуск упал до 250 - 300 в год. Что предложить для выхода из кризиса? Из письма Н. Сенюкова в Москву Президенту РФ после попыток связаться с ним по прямой линии осенью прошлого года: <Допустимо ли разрушение машиностроительного предприятия, предназначенного для обеспечения высокопроизводительной техникой целой отрасли? И почему в данной ситуации не среагировали Прокуратура РФ, Счетная палата? Нашими конструкторами разработаны, считаю, перспективные модели колесных, гусеничных машин и технологические процессы под них, спроектированы тысячи приспособлений для серийного выпуска тракторов. На их базе онежцы готовы смонтировать всевозможное оборудование: лесопожарные агрегаты, буровые установки, погрузчики, корчеватели пней - в зависимости от профиля работы. В числе потребителей продукции ОТЗ более полусотни ведомств>.

Цена старых стен

Безусловно, радует, что мои нынешние собеседники несмотря ни на что настроены оптимистично. Правда, в их рассуждениях прослеживаются несколько различных позиций. Одна - в полной мере сохранить объекты завода-памятника на первой площадке, в исторической части города. Другая позиция - продать их единым лотом через конкурс, и дело с концом. Третий вариант - старинные здания, где расположились администрация предприятия и музей, пусть доживают свой век на берегу Лососинки в руках, допустим, других новых владельцев на условиях открытия отдельного бизнеса, а производственные корпуса - чего их жалеть?

А как на самом деле будут развиваться события, время покажет. Из беседы в одном из правительственных кабинетов с начальником управления инвестиционной политики и регионального развития Ю. Смирновым:

- Опыт Санкт-Петербурга у всех перед глазами. По возможности старые предприятия выносятся за черту города. В центре земля дорогая, за счет разницы в ставках на нее производство развивается на окраине. Иначе потери неизбежны, а кто захочет принять их на себя? Согласен, ситуация на ОТЗ кризисная. В старых стенах никакой завод не выживет, для коренного производства затраты не окупятся. Как бы обидно ни было за исторический центр, боюсь, возобладает голый практицизм, все упрется в деньги, если никто не примет потери на себя.

Вообще-то варианты преобразований предлагаются, главное, на каком остановиться? Не секрет, что конструкторы лесных машин несколько поотстали. Онежские тракторы заготовители заказывают и покупают в малом числе. Возможно, к примеру, в партнерстве с финнами на базе ОТЗ организовать сборку их лесных комплексов, популярных на делянках в том числе и в Карелии.

В решении судьбы завода, скорее всего, выбирать придется между плохим вариантом и очень плохим. Хороший подразумевает значительные суммы вложений, но и, вероятно, долгие сроки для их освоения. Владельцы завода, похоже, сами еще не определились, куда двигаться. Общественность, кажется, тоже не готова сделать какие-то шаги, если не считать философского подхода к проблеме.

Что остается? Может, обратиться к корням, которые в разные периоды держали предприятие на плаву? Роль Онегзавода и его предшественников из эпохи Петра I - семейства Олонецких казенных горных заводов, Петровского, а затем Александровского пушечных заводов - для обороны государства и развития русской металлургии значимая и первостепенная. Вот и в 1941 - 1945 годах будущий ОТЗ, эвакуированный в глубокий тыл, снова стал частью оборонной мощи страны.

В заводском музее привлекает внимание мемориал <Онежцам, погибшим в боях за Родину>, созданный в 1975 году на основе широкой поисковой работы. Сначала на мраморе были начертаны фамилии 109 героических воинов, позже этот список возрос до 124.

Всего один эпизод. Не вернулся с войны бывший онежец Владимир Фомич Иванов. Теперь его имя тоже запечатлено на памятной доске - факт, о котором не преминул упомянуть и мой знакомый специалист из Минэкономразвития Ю. Смирнов. Его дядя В. Иванов призывался в 41-м в армию с Онегзавода, фронтовые следы пропали где-то под Могилевом.

Петрозаводские машиностроители уже в июле 1941 года смогли организовать свой партизанский отряд <Красный онежец>, в него вошла сотня бойцов. По лесам и болотам Карелии в тылу врага они предприняли 26 походов, разгромили четыре крупных гарнизона, истребили сотни фашистов... Командовал отрядом бывший директор предприятия В. Тиден, а комсомольскую организацию в боевых условиях возглавлял пулеметчик М. Захаров, в прошлом - секретарь заводского комитета ВЛКСМ, а ранее - техник-нормировщик в цехе № 5. В мирные дни после выхода на пенсию он, известный советский и партийный работник, стал зачинателем ветеранского движения в нашем крае. Кавалер 6 орденов, первый председатель республиканского Совета ветеранов войны и труда Михаил Захаров, как я мог убедиться, тоже переживает за судьбу родного завода:

- Онежцы на протяжении более чем двух веков самозабвенно, с присущей им трудовой и боевой отвагой поддерживали Петрозаводск и страну. А теперь что происходит? ОТЗ оказался среди лишних предприятий. И где сейчас станкозавод, радиозавод, филиал <Светланы>? Раскурочили, загубили совхоз <Тепличный>, сотням работниц указали на дверь. А что ждет онежцев, которые пока еще при деле? Людей тысячами оставили без работы и зарплаты, неужели и дальше надо раскачивать ситуацию в городе?

В истории края не раз уже было, когда славные онежцы и их предки боролись с врагами России за честь родного Петрозаводска, тем самым выручали и страну. Теперь старейший завод сам попал в беду - долги, долги, и как поверить, что просвет будет?

Виктор ТИМОФЕЕВ

Содержание