Память
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Петрозаводский Колумб

Если бы эти слова о себе услышал герой нашего повествования, отставной моряк и чиновник николаевской эпохи, он бы, наверное, по присущей всем героям скромности возразил: <Помилуйте, милостивые государи, за что таковое прославление? Да-с, 25 лет беспорочно прослужил на флоте государю и Отечеству, в дальние кампании хаживал. Но так уж, изволите видеть, планида моей службы морской легла:>
    Надо сказать, в Олонецкую губернию для продолжения служебной карьеры в разные времена приезжали чиновники замечательные. Были такие, что до Парижа в войну с Наполеоном ходили, были декабристы, поэты и ученые. Но Аркадий Сергеевич Лесков стоит среди них особняком. Шутка ли: за канцелярским столом нашего губернского присутствия сидел участник первой русской Антарктической экспедиции, трех кругосветных путешествий, человек, чьим именем назван остров у берегов Антарктики и мыс на Аляске!
    Родился он в 1797 году в небогатой дворянской семье, владевшей всего 30 крепостными душами. Одна дорога была недорослю по стезе предков - служба государева. В 1811 году Лесков поступил в Морской кадетский корпус, в 1814-м был выпущен мичманом, побывал в походах в Европу. А затем усердный в службе лейтенант Лесков был отобран в состав знаменитой российской экспедиции, перед которой поставили задачу открыть таинственный материк на южной оконечности Земли, во всем мире считавшийся несуществующим или недоступным.
    Начальником экспедиции и командиром шлюпа <Восток> был назначен 40-летний капитан 2-го ранга Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен, один из лучших моряков и гидрографов флота, по выражению знавших его, <отличный, теплой души человек>. Шлюпом <Мирный> командовал лейтенант Михаил Петрович Лазарев, впоследствии знаменитый черноморский флотоводец. В экипажи отбирали лучших добровольцев, причем из 190 человек не было ни одного иностранца. Лесков пошел в экспедицию одним из вахтенных начальников <Востока>. 4 июля 1819 года из Малой гавани Кронштадта парусники отправились навстречу опасностям, открытиям и славе - через Копенгаген, Портсмут, Канарские острова и знойный Рио-де-Жанейро, где в ноябре 1819 года командам был дан последний отдых перед походом в ледяную неизвестность.
    Спускаясь вдоль сорокового меридиана, русские мореплаватели исследовали и описали остров Новая Георгия, потом пошли к открытой еще капитаном Куком таинственной <Сандвичевой Земле>. По пути туда экспедиция открыла острова, названные в честь российского морского министра маркиза Траверсе. Три из них Беллинсгаузен назвал по именам офицеров <Востока>: капитан-лейтенанта Ивана Завадовского, будущего командующего Дунайской флотилией, лейтенанта Константина Торсона, будущего декабриста (остров его имени после восстания 14 декабря переименовали в Высокий) и лейтенанта Аркадия Лескова, нашего героя. По описанию Беллинсгаузена, остров Лескова <...покрыт снегом и льдом, имеет вид хребта горы... длиною несколько менее двух миль, ширина в половину длины>. При открытии очередной терра инкогнита на шлюпах палили из пушек, команды кричали: <Ура!>, а марсовым, первым углядевшим новую землю на горизонте, выдавались денежное вознаграждение и винная порция. На острове Завадовского вообще был обнаружен действующий вулкан! Как вспоминал один из матросов <Востока> Егор Киселев: <Нашли три острова новых, никакими мореходами непросвещенны: и один остров горит земля, дым валит, как тучи ходят>.
    Было обнаружено, что <Сандвичева Земля> Джеймса Кука на самом деле - группа островов, которым были даны русские имена. К сожалению, на современных картах они не сохранились. Если Беллинсгаузен поступил весьма благородно по отношению к приоритету английского исследователя, назвав архипелаг Южными Сандвичевыми островами, то британские картографы и Адмиралтейство впоследствии беззастенчиво сменили русские названия островов на свои:
    Упорно продвигаясь к югу, <Восток> и <Мирный> попали в район скоплений айсбергов, которых в день наблюдали до 300. Лишь высокое искусство судоводителей помогло кораблям избежать катастрофы, лавируя среди льдов при плохой видимости, в шторм, снег и туман. К тому же <Восток> в отличие от <Мирного> был неважно построен и управляем, слабый корпус часто давал течь, приходилось то и дело откачивать воду. Только благодаря парусному искусству Лазарева и его команды корабли ни разу не потеряли друг друга. В бушующем антарктическом океане, где неоткуда ждать спасения, от всех потребовались особые профессиональные качества, помноженные на стойкость и мужество. Особенно нелегко приходилось тем, кто стоял вахты: дневная - 6 часов, ночная - 4, и сколько их пришлось выстоять Аркадию Лескову! Однажды он чудом избежал гибели - сильным ветром унесло предохранительную сетку с правого шкафута, ледяная волна накрыла лейтенанта и бросила за борт. Спасся он лишь тем, что вовремя успел ухватиться за снасть. Беллинсгаузен вспоминал, что бывали моменты, когда <бояться было стыдно, но самый твердый человек внутренне повторял: <Боже, спаси!>.
    В январе - марте 1820 года, обходя Антарктиду Индийским океаном к Австралии, раз за разом шлюпы Беллинсгаузена и Лазарева <с отважностью> предприняли пять <покушений> пробиться к угадываемому за ледовыми полями загадочному материку, трижды пересекая Южный Полярный круг. Спустя годы выяснилось, что корабли тогда были от Антарктиды на расстоянии всего 18 миль, и увидеть ее горы русским помешала только плохая видимость. А скрупулезная честность не позволила Беллинсгаузену заявить об открытии, несмотря на то что экипажи уже наблюдали тюленей и морских береговых птиц.
    В марте 1720 года <Восток> и <Мирный> пришли в Порт-Джаксон (Сидней), а в мае после ремонта и отдыха отправились <зимовать> к полинезийским островам Туамоту и Товарищества, по пути к которым были открыты острова Россиян, названные в честь полководцев 1812 года, - Кутузова, Барклая-де-Толли, Раевского, Ермолова, Милорадовича, Грейга, Волконского, Витгенштейна, Остен-Сакена, Моллера, Аракчеева. В июле на благословенном Таити, богатом тропическими дарами местной земли, русские встретили необычайно радушный прием его жителей-полинезийцев и короля острова Помаре, состоялись весьма дружеское общение и взаимовыгодная торговля. На прощание таитянский монарх одарил офицеров жемчугом и местными тканями (Лескову достался целый рулон). Кстати, нигде русские моряки не вступали в конфликты с воинственными туземцами, завоевывая их расположение дружелюбным отношением.
    Вторая попытка открытия Антарктиды в ноябре 1820-го - январе 1821 года закончилась успехом: в итоге четырех <покушений> к югу русские 9 января открыли остров Петра I, а 16 января - антарктическую землю, названную ими в честь своего государя Берегом Александра. Море, омывающее его, получило впоследствии имя Беллинсгаузена. Затем в архипелаге Новая Шетландия экспедиция открыла ряд островов, также названных в память событий недавней российской истории: Бородино, Малый Ярославец, Смоленск, Березино, Полоцк, Лейпциг, Ватерлоо, адмирала Шишкова, Аракчеева и др. Наконец, обогнув всю Антарктиду, <Восток> и <Мирный> взяли курс на норд, к родным берегам...
    Экспедиция провела громадную научную работу. Были точно определены координаты и высоты 29 открытых островов, составленные карты не потеряли своего значения до сих пор. Астроном профессор Симонов из Казанского университета производил не только наблюдения звездного неба, но и изменений температуры воды и воздуха, корабельные штурмана фиксировали явления земного магнетизма, проводились океанографические, гидрологические и гляциологические исследования. Почти все члены экспедиции, начиная с ее начальника (отчеты Беллинсгаузена стали огромным вкладом в отечественную науку), были вовлечены в разнообразную исследовательскую деятельность. Художник Михайлов, будущий академик живописи, делал подробные зарисовки пейзажей и рельефов, типов местных жителей, флоры и фауны. Богатейшие коллекции, собранные моряками, были впоследствии переданы в музеи.
    Русские моряки зачарованно бродили по райским кущам тропических островов, с восхищением наблюдали за громадными китами, выпрыгивавшими из океана, на антарктических побережьях видели скопища диковинных морских слонов и пингвинов. Однажды дельфин, промахнувшись в прыжке, угодил через раскрытый судовой люк прямо на стол к Лазареву! У туземцев было приобретено много редких птиц и даже кенгуру, производивших большой шум, однако, как ни ухаживали за этим <Ноевым ковчегом>, до России довезли лишь несколько живых экземпляров.
    24 июля 1821 года <Колумбы Росские> с триуфом возвратились в Малую гавань Кронштадта. Поразительно, но за два года похода ни один из участников его не умер, не погиб и даже не заболел цингой, ни один матрос, несмотря на те жестокие времена, не был подвергнут физическому наказанию. <Вот как теперь наши русачки по морю ходят!> - воскликнул Лазарев по окончании беспримерного и никем более не повторенного плавания, в ходе которого экспедиция проделала путь в 50 тысяч миль - вдвое больше длины экватора. Открытие Антарктиды поставило имена Беллинсгаузена и Лазарева в один ряд с именами Колумба и Магеллана. Все участники экспедиции были награждены, а заслуги лейтенанта Лескова были отмечены орденом Святого Владимира 4-й степени.
    В новое кругосветное плавание он отправился в августе 1826 года. Шлюпы <Моллер> под командой М. Станюковича, отца будущего писателя-мариниста, и <Сенявин> под командой Ф. Литке пересекли Атлантику, через пролив Дрейка вышли в Тихий океан и, пройдя его с юга на север, прибыли в Ново-Архангельск в Русской Америке. Были исследованы побережья Аляски, Алеутских островов, Камчатки, остров Гуам, Каролинские острова. В 1828 год от камчатского берега шлюпы пересекли Тихий и Индийский океаны, обогнули Африку и через Атлантику в августе 1829 года возвратились в Кронштадт. Во время плавания были открыты 12 новых островов, собран обширный научный материал. Старший офицер шлюпа <Моллер> Лесков был произведен в капитан-лейтенанты, а при описании северного побережья Аляски один из мысов был назван его именем.
    Позже Лесков командовал гвардейским пароходом <Ижора> и бригом <Патрокл>, а в 1832 году за выслугу 18 шестимесячных морских кампаний был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени. 29 января 1836 года Лесков <за болезнью> был отставлен с флота с мундиром капитана 2-го ранга и определен к статским делам на место управляющего Олонецкой палатой государственных имуществ.
    После морских скитаний он обрел семейное счастье. В Петрозаводск в мае 1838 года он приехал с молодой женой Варварой Васильевной, дочерью калужского помещика В. Алябьева, старшая дочь которого, Александра, признанная московская красавица, удостоилась быть воспетой самим Пушкиным в его <Послании к вельможе>. В мае 1839 года вместе с отцом она приезжала крестить сына Лесковых, но малютка Саша через месяц умер и был похоронен на Троицком кладбище. Позже у Лесковых родилось еще трое детей: Елена, Анна и Нестор, о судьбе которых нам ничего не известно.
    На гражданской службе отставной мореплаватель трудился довольно успешно, был награжден орденом Святой Анны 2-й степени и <Знаком отличия беспорочной службы за 15 лет>, неоднократно премирован за труды по распространению земледелия и своевременное поступление податей. В 1856 - 1857 годах Лесков - действительный статский советник и директор губернского попечительного комитета о тюрьмах. В 1858 году он вышел в отставку и покинул Петрозаводск, уехав с семьей на покой, видимо, в одно из своих имений.
    Вместо послесловия: В Антарктиде в последние десятилетия работают несколько советских и российских научных станций, названных в честь кораблей и руководителей первой антарктической экспедиции. Приятно отметить связь времен и поколений: муж старшей сестры одного из авторов этих строк, Татьяны Мошиной, ныне покойный Владилен Измайлов (1934 - 2004), был заслуженным полярником, доктором географических наук. Он участвовал в 13 экспедициях к Северному и Южному полюсам, трижды работал на станции <Новолазаревская>. Неоднократно бывал в Петрозаводске, очень его любил, и поэтому также отчасти может считаться нашим земляком...

Татьяна МОШИНА, Сергей ЛАПШОВ



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2003