РАМПА
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Единственный.Национальный

12 октября Национальный театр Карелии отмечает 75-летие со дня рождения
    Газета <Карелия> уже обращалась к судьбе Национального театра, рассказав в одном из своих номеров о его жизни в довоенные и первые послевоенные годы. Вообще, о театре писали и пишут много, так что о его истории достаточно хорошо известно. Мало известно другое: чем жили вне театра люди Национального - директора и режиссеры, художники и актеры, хореографы и музыканты, бутафоры и гримеры, закройщики и столяры, рабочие сцены. Давайте заглянем за кулисы.
    В Национальном театре всегда дружили со спортом. В истории всей Карелии навсегда остался лыжный поход группы артистов по местам лыжного же похода, который в 1922 году совершили <красные финны> под руководством Тойво Антикайнена на Кимасозеро. Зимой 1936 года, ведомые Тойво Ланкиненом, артисты за 36 дней прошли 1200 километров, сыграв в районах республики 43 спектакля и концерта. Вместе с молодежью в поход пошла и Эва Мюрюлайнен, по возрасту годившаяся им в матери, но по духу и энтузиазму им нисколько не уступавшая. Тяжелее всех в этом походе приходилось Суло Мяки, который нес с собой аккордеон (на снимке вверху). Если же говорить о спорте вообще, то одно то, что актер Вильё Веса был в послевоенные годы чемпионом Карелии по боксу в тяжелом весе, дорогого стоит. Добавлю к этому, что Вильё Ахвонен профессионально играл в городки, а нынешняя заведующая труппой заслуженная артистка Карелии Елена Корнилова в молодости лихо гоняла на мотоцикле.
    Существует поговорка, что там, где собираются вместе два финна, обязательно будет самодеятельный кружок. Финны, приехавшие в СССР строить социализм в начале 1930-х годов из США, Канады и Финляндии, сразу построили дома культуры в Ухте (нынешняя Калевала), Матросах, Петрозаводске. Многолетний музыкальный руководитель театра музыкант и композитор Карл Раутио, имя которого носит ныне Петрозаводское музыкальное училище, уже на родине, в США, был известен как многообещающий композитор. А первый директор театра Кууно Севандер был в США довольно известным певцом, две пластинки которого выпустила фирма <Коламбия>. Не случайно 12 октября 1960 года в театре родился знаменитый впоследствии вокальный ансамбль <Манок>. Названный так по первым слогам имени и фамилии его руководителя Марлена Нокелайнена, он состоял из Орво Бьернинена, Паули Ринне, Петра Микшиева, Виллиама Халла и Вильё Ахвонена. Пели в нем затем и Вильё Веса, Андро Лехмус, Лео Нярья и Николай Самсонов (на снимке - впереди). Песни ансамбля были записаны на пластинки всесоюзной фирмой <Мелодия>. А уже в наше время лучшие песни <Манка> собрал на диск сын одного из участников ансамбля - известный музыкант и певец Арто Ринне.
    Где песни и музыка, там и танцы. Народный артист России Петр Микшиев во время учебы в Ленинградском театральном институте в 1950-е годы снискал огромный успех и как первоклассный танцор. Вместе с Виолой Мальми они, студенты, часто выступали в сборных концертах с ингерманландским танцем <Понюшка табака> в хореографии Хельми Мальми: их номер публика принимала не менее горячо, чем па-де-де в исполнении тогдашних звезд Мариинского театра - народных артистов СССР Натальи Дудинской и Константина Сергеева. Кстати, мать Виолы, одна из родоначальниц карельской хореографии и основателей ансамбля <Кантеле> Хельми Мальми, в 1940 - 1950-е годы была актрисой Национального театра (на снимке - на 60-летии Кууно Севандера) и увлеченно ставила танцы, без которых обходился редко какой спектакль. Впоследствии успешно ставила хореографию в Национальном и сама Виола Мальми. Кстати, у нее в фольклорном театре <Горница> долгое время выступала одна из ведущих ныне молодых артисток театра Элли Нярья.
    На одной из редких фотографий, хранящихся в архиве театра, изображены руководитель театра в 1960 - 1970-е годы Тойво Хайми, народная артистка СССР Елизавета Томберг и бутафор Лидия Федорова. Помимо того что всех троих связывала высочайшая требовательность в искусстве, они и родились в один день - 28 января. Лидия Александровна Федорова по-прежнему работает в театре, и ее рабочий стаж уже без малого 50 лет. Что же касается Елизаветы Томберг, то у этой выдающейся актрисы была помимо театра еще одна не менее пламенная страсть - игра в домино и карты. Достойно сражаться с нею могла только другая актриса - Нина Николаева, которую лауреат государственных премий и почетный гражданин Петрозаводска со всяческими церемониями приглашала к себе домой на очередной турнир.
    Благодаря своему отцу, известному невропатологу, ставшему в 1960-х годах кем-то вроде <домашнего доктора> театра, я мог видеть тех, кто служил в Национальном, в семейной обстановке. Орво Бьернинен-старший, например, как и Геннадий Лайне, Паули Ринне и Генри Роутту, был настоящим мебельных дел мастером. Они прекрасно восполняли дефицит шкафов, столов, стульев и даже спальных гарнитуров, которые их товарищи, как, впрочем, и все мы, испытывали в те годы. Осветитель театра Эрнест Хаапаниеми придумал и создал в театре систему синхронного перевода тогда, когда об этом в стране и слыхом не слыхивали. Конечно, в том, что они были на все руки мастера, помогало их прошлое, в котором они вынуждены были в силу обстоятельств с юности, не надеясь ни на кого, зарабатывать на жизнь.
    Для Национального театра всегда были важны понятия дома, семьи. Не случайно в нем служили да и продолжают служить семейные пары и даже династии. Семейный дуэт Тойво Ланкинена и Дарьи Карповой отмечен в истории театра высоким служением общественному долгу. Да, как ни странно, именно это было их и увлечением, и отдохновением (не случайно же Ланкинен был командиром лыжного похода 1936 года, с которого я начал свой рассказ, а Карпова - его комиссаром).
    Дарья Кузьминична Карпова была первым председателем Союза театральных деятелей Карелии, депутатом Верховного Совета СССР двух созывов. Двое народных артистов России, они с мужем неизменно вставали на защиту интересов не только Национального театра, но и всего театрального сообщества республики.
    Впрочем, я чуть не забыл еще об одном интересе Дарьи Карповой - о любви к кино.
    <Я коллекционирую кактусы и редкие камни. Бывало, едем на гастроли по Карелии, так я всегда в автобусе у окна садилась. Надо мной посмеивались: опять она камни высматривать вдоль дороги будет. Бывает, что редкий камень - он рядом, под ногами лежит. Есть у меня в коллекции камешек, не очень редкий, но памятный - его мне подарил режиссер
    кинофильма <Холодное лето
    53-го...> Александр Прошкин, - вспоминает народная артистка Карелии Лидия Сюкияйнен. - Эпизоды ленты, где дело происходит на причале и у дома милиционера, снимались в Ялгубе, где у нас дача. Мои мужчины строили для съемок домик на причале, а я готовила обеды для артистов. Жаль, конечно, что в кадр не попала. Зато в фильме в роли старой жительницы деревни снялась Дарья Кузьминична Карпова. Так что этот камешек и о ней напоминает>.
    Д. Карпова начала сниматься еще в 1930-е годы, затем, в середине 1950-х, сыграла в совместном с финскими кинематографистами фильме <Сампо>. По проложенному ею пути в большое кино пошли другие, наиболее заметно - Орво Бьернинен, сыгравший роль матроса Вайонена в фильме <Оптимистическая трагедия> вместе с Маргаритой Володиной, Вячеславом Тихоновым и Борисом Андреевым. Появлялись на съемочной площадке Паули Ринне, Эйла Хидман, Лео Нярья, Леонид Владимиров, Иван Хакана, Александр Филатов, Владимир Матвеев. Сегодня эту традицию плодотворно продолжает Александр Куйкка. А директор и художественный руководитель театра Сергей Пронин успешно осваивает профессию сценариста художественных кино и телевизионных лент и сериалов.
    В своей книге воспоминаний <На жизненном пути> один из основателей Национального театра актер и режиссер Суло Туорила написал, держа в уме одноименный спектакль, в котором он сыграл главную роль: <Все остается людям>. Да, все остается людям - и хорошее, и плохое. И грустное, и смешное. Но людям остается и память о других людях. В которых, как, наверное, во всех нас, намешано всего понемногу.
    Вспоминается же нынче только хорошее. И не только потому, что память, особенно в дни юбилеев и торжественных дат, избирательна и проходит мимо суетного и мелкого. Но и потому еще, что люди, о которых я немного поведал, единственные и неповторимые. Во всяком случае они таковы для меня. Как и для единственного и неповторимого для меня Национального театра.

Дмитрий СВИНЦОВ



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2003