Военный ВЕСТНИК
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Конфликт в Южной Осетии: военные итоги

Операция по принуждению к миру, проведенная российской 58-й армией совместно с вооруженными формированиями Южной Осетии и Абхазии, выявила ряд проблем и недостатков в российских Вооруженных Силах.
    Армия для блицкрига
    Данная публикация не ставит перед собой задачу подробно проследить весь ход военных действий, ограничившись чисто военным анализом. Поговорим сначала о силах сторон. Что из себя представляла грузинская армия?
    За четыре года президентства Саакашвили в результате небывалой в истории программы милитаризации, проведенной при поддержке США, стран НАТО, Украины и Израиля, была создана крупнейшая в регионе армия.
    На время вторжения она насчитывала 29 тысяч человек, имелось до 80 тысяч резервистов. Сухопутные войска насчитывали до 20 тысяч человек, 5 пехотных бригад, два отдельных элитных батальона спецназа, отдельный танковый батальон, отдельную бригаду радиоразведки, отдельные инженерный и медицинский батальоны. Техника, стрелковое вооружение и средства связи, состоящие на вооружении грузинских сухопутных войск, по ряду позиций даже превосходили то, что находилось на вооружении Российской армии, не говоря уже об армиях Абхазии и Южной Осетии.
    Бронетехника включала 40 устаревших танков Т-55, 165 танков Т-72, модернизированных с помощью Израиля, и 150 Т-80, модернизированных с помощью Украины, всего до 350 единиц, а также около 200 бронемашин советского производства, в том числе 91 БТР-70 и БТР-80, до 80 БМП-1 и БМП-2, несколько БРДМ и бронемашин, поставленных из США. Реально в боях было задействовано менее половины этой бронетехники. Из артиллерийского вооружения имелось до 120 артсистем, 40 систем реактивного залпового огня производства СССР, Чехии, Израиля и Югославии, 180 минометов.
    ВВС насчитывали 10 модернизированных на Украине штурмовиков СУ-25КМ <Скорпион>, 2 учебных СУ-25УБ, 6 учебно-боевых самолетов чехословацкого производства L-39 и 9 L-29, предназначенных для использования в качестве легких штурмовиков, 30 боевых вертолетов, в том числе 8 штурмовых Ми-24 и транспортные: 10 Ми-8, 6 американских Bell-212 и 6 UH-1. Из Израиля было поставлено до 30 беспилотных самолетов-разведчиков (БПЛА) <Гермес 450>. ПВО имели зенитно-ракетные комплексы Бук-1 и С-200, поставленные Украиной, а также значительное количество переносных зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК) - советских <клонов> производства стран Восточной Европы.
    ВМС насчитывали 10 боевых (ракетных, артиллерийских, сторожевых, минных) и столько же вспомогательных катеров, в том числе три ракетных. Все эти устаревшие корабли были подарены Грузии различными странами НАТО и Украиной, а ракетный катер <Гриф>, названный <Тбилиси>, - Россией.
    Ударная группировка против Республики Южная Осетия включала 1-ю, 3-ю и 5-ю пехотные бригады, каждая насчитывала свыше 3,2 тысяч человек и состояла из батальона <коммандос> и двух батальонов легкой пехоты по 590 человек, мехбатальона численностью 380 человек, имевшего по 30 танков Т-72 и 15 БМП. Артиллерия бригад насчитывала по 18 122-мм гаубиц, 6 120-мм минометов и 4 ЗСУ <Шилка>. Имелись батальон тылового обеспечения, разведрота и рота связи. Всего в бригаде - до 3,3 тысяч человек.
    Артбригада в Гори насчитывала 800 человек, имея 3 152-мм пушки <Гиацинт>, 11 152-мм гаубиц <Мста-Б>, 40 100-мм противотанковых пушек <Рапира>. Самоходную артиллерию составляли 44 самоходных орудия: 6 203-мм <Пион> с дальностью огня 32 - 45 км, одна 152-мм <Мста-С>, 24 чешских 152-мм САУ <Дана>, 16 122-мм РСЗО <Град>, 6 122-мм чешских РСЗО RM-70, 4 160-мм израильских РСЗО LAR-160, 12 128-мм РСЗО <Пламен> производства бывшей Югославии. В бригаде было 30 бронетягачей МТЛБВ и 15 легких зенитных установок ЗУ-23-2.
    Отдельный танковый батальон в Гори насчитывал 10 Т-55 и 21 Т-72, горийский отдельный инженерный батальон имел путемостоукладчики и средства дистанционного разминирования. На горийско-цхинвальском направлении имелись также рота радиоразведки и два батальона спецназа по 500 бойцов.
    Итого армия вторжения насчитывала до 15 тысяч человек, до 90 танков, более 40 САУ и более 80 бронемашин, более 130 орудий и минометов, батарею ЗРК <Оса>, 12 ЗСУ <Шилка>, 10 штурмовиков Су-25, 10 боевых вертолетов Ми-24, 4 БПЛА <Гермес 450>.
    В строительстве вооруженных сил Грузия провозгласила курс на создание армии XXI века, вооруженной и подготовленной по натовским стандартам. Упор в боевых действиях ставился на <бесконтактную войну>, использование беспилотников для разведки целей, навигационной системы GPS для корректировки артиллерии и минометов, позволявшей точно поражать цели с разбросом в несколько метров, современных систем связи на уровне от взвода до высшего командования, средств радиоэлектронной борьбы, на эффективные действия горного спецназа и снайперов.
    Престиж военного всячески поднимался. В стране, где 20 долларов в месяц - обычная зарплата, солдатам стали платить до 800 долларов, начали строить современные комфортабельные военные городки с бассейнами. Каждую церемонию выпуска военных училищ лично проводил президент Саакашвили, превращая ее в телешоу. Велась целенаправленная шовинистическая обработка армии и населения в антироссийском, антиабхазском и антиосетинском духе, готовности к реваншу и освобождению <священных исконных земель>. Внушалось, что маленькая Грузия может воевать даже с Россией: за ее спиной Америка и весь Запад.
    Разумеется, молодые грузинские вооруженные силы, еще недавно безоружные, безденежные и голодные, не имели кадрового потенциала, чтобы самостоятельно освоить такое огромное количество боевой техники и научиться ее грамотно применять хотя бы на учениях. Офицеров и специалистов, даже с учетом подготовленных в военных академиях в стране и за рубежом, не хватало. Поэтому грузинской армии оказывали помощь до 150 американских военных советников и инструкторов из отставных военных включая генералов, до 200 израильских инструкторов и значительное количество украинских и прочих специалистов.
    В рамках военного сотрудничества с НАТО и Украиной грузинские военные буквально не вылезали из-за рубежа, а две тысячи солдат и офицеров несли службу, приобретая боевой опыт, в составе межнациональных сил в Ираке. Многие подразделения прошли специальную горную подготовку во Франции и Турции. В июле, накануне вторжения, в Грузии прошли масштабные учения с участием НАТО и Украины, где были отработаны конкретные задачи будущей войны.
    Мало того, в ходе боевых действий в Южной Осетии было выявлено участие значительного числа иностранных наемников, в том числе славянской внешности (по некоторым оценкам их насчитывалось до трех тысяч!) Скорее всего, украинские расчеты зенитно-ракетных комплексов и две роты спецназа после июльских учений остались пособить своим грузинским союзникам:
    До начала конфликта грузинская армия удостаивалась многих лестных эпитетов как в стране, так и за рубежом, в том числе и от российских военных обозревателей, как <лучшая армия в СНГ>. Реальная война, которая лишь одна проверяет боеготовность, показала: эти оценки оказались весьма завышенными.
    Российская 58-я
    Силы 58-й армии Северо-Кавказского военного округа к августу 2008 года насчитывали две мотострелковые и воздушнодесантную дивизии, 5 отдельных мотострелковых бригад (две горные), отдельный мотострелковый, танковый, ракетный и артиллерийский полки, 620 танков, 200 БТР и БМП, 875 артсистем. ВВС округа и армии располагали следующими силами: 60 бомбардировщиков Су-24, 100 штурмовиков Су-25, 40 учебно-боевых L-39, 30 разведчиков Су-24МР, 60 истребителей Су-27 и 100 - МиГ-29, 75 боевых вертолетов Ми-24. Разумеется, все эти войска не были задействованы в краткосрочных боевых действиях - за Кавказский хребет отправилась главным образом неполная 19-я мсд, а также направлены из центра элитные части 98-й, 104-й и 76-й воздушнодесантных дивизий, 345-й полк ВДВ, роты чеченских батальонов ГРУ <Восток> и <Запад> и еще ряд подразделений спецназа, о действиях которых обычно узнают спустя длительное время.
    В чрезмерном наращивании сил не было никакой военной целесообразности: нельзя было загромождать и без того узкую горную дорогу с ее Рокским туннелем при встречном потоке беженцев. Театр военных действий не позволял развернуть и снабдить большую группировку, а много войск еще не залог победы, ввели столько сил, сколько нужно для достижения результата. Всего, по оценкам военных экспертов, группировка российских войск достигла к апогею конфликта в Южной Осетии 10 тысяч человек и 5 тысяч - силы югоосетин и до 10 тысяч войск в Абхазии.
    Союзники
    Югосетинская армия и ополченцы, принявшие на себя первые удары агрессора, насчитывали 2 500 человек (обученный резерв - 16 тысяч), 15 танков Т-55 и Т-72, 24 САУ <Гвоздика> и <Акация>, 12 122-мм гаубиц, 4 100-мм противотанковых орудия <Рапира>, 30 минометов, 6 РСЗО <Град>, 52 БТРа, БМП и БРДМ, несколько противотанковых комплексов <Фагот> и <Конкурс>, 6 ЗРК <Оса>, 3 самоходных зенитно-ракетных комплекса <Тунгуска>, 3 ЗСУ <Шилка>, 10 спаренных зениток ЗУ-23/2, до 100 ПЗРК <Игла> и <Стрела>, 4 вертолета Ми-8.
    Абхазская армия насчитывала с призванными резервистами до 10 тысяч человек, 87 танков Т-55 и Т-72, 95 орудий и минометов, 23 РСЗО, 260 БТРов и БМП, 3 вертолета Ми-8. Операцию по ликвидации грузинских сил в Кодорском ущелье они провели с помощью российской авиации самостоятельно, быстро и довольно эффективно, предотвратив вторжение противника в Абхазию. Таким образом, натиск агрессора осетины и абхазцы отражали не одними <калашниковыми>.
    Замыслы и внезапность
    Трудно сказать, почему Россия не перешла к упреждающим действиям, когда в конце июля - начале августа и югоосетины, и все разведки, и даже пресса криком кричали о готовящейся войне, а орудийные перестрелки велись ежедневно. Или так подействовали мирные заявления Саакашвили, визит в Цхинвали министра Якобашвили и начало Олимпийских игр? Эта <завеса> должна была сыграть свою роль в успехе плана вторжения, начавшегося в ночь на 8 августа массированной артподготовкой и ночной атакой танков, мотопехоты и спецназа. Необходимо было быстро подавить югоосетинское сопротивление, ринуться и захватить непризнанную республику, где население должно быть истреблено или изгнано, закупорить Рокский тоннель и поставить Россию перед свершившимся фактом. Дальше вступят в игру и обеспечат прикрытие США, Запад, НАТО, ООН. Они пригрозят наказанием российской стороне за <агрессию против суверенной Грузии>, пришлют своих <миротворцев>, и дело будет сделано. А телевизионная картинка будет такая, как надо:
    Однако ни один план войны не выдерживает встречи с противником. Югоосетины, неся большие потери в людях и технике, не сдаваясь перед огневым шквалом и танковой лавиной, показали большое воинское умение и стойкость, сумев выстоять на северных окраинах города и в окрестных селах до прихода российских войск. Очень хорошие боевые качества показала и абхазская армия - годы подготовки к очередной войне с Грузией прошли не зря.
    Пять дней Цхинвали
    58-я армия, хотя и через четыре часа после начала войны, пришла в движение. Благодаря тому что действия были заблаговременно отработаны на летних учениях <Кавказ-2008>, через горную дорогу из Владикавказа сумели в краткий срок подтянуть значительное количество войск и техники и уже 8 августа в 18.20 выйти на северную окраину Цхинвали.
    Почему так запоздали, почему город брали фактически три дня? Дело не только в отказах изношенной техники на дорогах и в тоннелях. Российское командование, учитывая уроки Грозного, стало действовать, лишь подтянув силы, зайдя на фланги противника по Зарской дороге двумя колоннами 19-й мотострелковой дивизии и подготовив штурм города, куда грузинские танки врывались два раза, где из последних сил, теряя надежду, бились осетины и где, напомним, еще находилось огромное количество мирного населения, которое нельзя было подвергать опасности.
    Российская армия силами 76-й вдд, 45-го полка и батальона <Восток> 9 августа в 11.20 вступила в Цхинвали, откуда после напряженного боя около 13.00 противник начал отходить. Вечером вновь последовал пятичасовой бой в городе, грузинская танковая контратака была отражена. В 23.50 прекратился артобстрел Цхинвали, затем неоднократно возобновлявшийся. Дело решил сокрушающий удар артиллерии, <градов>, <ураганов>, авиации по грузинским позициям на господствующих высотах у города. Последовали охват, уничтожение, пленение и разоружение отдельных мелких групп деморализованного противника, продолжавшиеся до 12 августа. 10 августа в 10.25 МВД Грузии заявило о начале вывода войск из Южной Осетии, до чего было еще далеко, а 12 августа Президент РФ Д. Медведев объявил о завершении операции по принуждению Грузии к миру.
    Странная война
    11 августа сбитые с высот грузинские войска спешно отступили к Тбилиси, сдав стоящий близ с Цхинвали ключевой город Гори с его военными базами, иначе бы их там заблокировали и расстреляли в долине. Безусловно, быстрому и бескровному захвату военных баз Зугдиди, Сенаки, Гори и Поти с их баснословным арсеналом (одной тяжелой техники было захвачено более 100 единиц, в том числе 65 танков, все корабли ВМС) способствовали еще и заявления сторон 11 - 12 августа о намерении прекратить военные действия, способствовавшие всеобщей деморализации грузинской армии. Кому охота погибать под гусеницами российской военной машины в последний день войны и тем более во время фактически наступившего мира?
    Лучшие части грузинской армии были разгромлены и бежали, а войска, призванные из запаса, оказались небоеспособными. Было нарушено управление вооруженными силами, с занятием Гори страна и армия оказались разрезанными на две части. Войска в Западной Грузии отступили по первому требованию российской стороны. Хаос и паника постигли всех, начиная с президента, бежавшего от шума самолета. Тбилиси уже готовились оборонять от наступавших русских танков, когда выяснилось, что это отступающие грузинские танки.
    Когда российская авиация уничтожила инфраструктуру ПВО, Грузия оказалась в условиях <открытого неба>, при которых лучший выход - это переговоры о мире, какую бы демагогическую риторику ни предлагал Саакашвили своим согражданам.
    А мы опять не готовы...
    Что докладывали руководству все наши разведки и почему отреагировали так поздно, мы, видимо, еще узнаем. Однако в ходе пятидневной войны выяснилось, что российские сухопутные войска воюют в основном на устаревшей морально и материально, изношенной технике и в разномастном камуфляже, с нехваткой средств связи и амуниции - не в пример противнику с прекрасной натовской экипировкой и с новой техникой.
    Причем воевали россияне практически в войну 70-х годов. Странно, но в самом воюющем округе не оказалось тех новинок, что нам регулярно показывают по ТВ, - может быть, они, как всегда, достались <придворным> дивизиям или на них опять не хватило средств? Конечно, действовали наши офицеры и бойцы, в подавляющем большинстве профессионалы-контрактники, и с тем что имели, прекрасно. Многие имели за плечами две чеченские, а то и афганскую войны. А их противник такого опыта не имел.
    Хотя грузинские танки и прошли модернизацию, хороших командиров в них не оказалось. В Цхинвали они повторили наши ошибки Грозного-95, действуя на городских улицах несогласованно и без поддержки пехоты, что приводило к большим потерям от истребителей танков. Грузинская артиллерия с ее системой спутникового наведения GPS, которую США для России отключили, оказалась трудным противником для нашей артиллерии с ее системой ГЛОНАСС, которая не работала из-за нехватки спутников, поэтому грузинам часто удавалось выводить свои батареи из-под удара и безнаказанно громить Цхинвали. Они могли бить даже на сигналы мобильных телефонов. Хотя, надо сказать, занимались они главным образом уничтожением жилых кварталов, причинив российским войскам небольшой урон. В то же время, у нашей артиллерии неожиданно не оказалось достаточно хороших специалистов и наводчиков. Били наши гаубицами, <градами> и <ураганами>, а вовсе не новейшими управляемыми снарядами и минами.
    Грузинские средства радиоэлектронной борьбы работали эффективно, глушили нашу связь, что сказалось на управлении и корректировке огня. Как выяснилось, основные параметры связи наших СВ, ВВС и ВМФ не совпадают. Не было единой надежной системы связи и обеспечения боя на стратегическом, оперативном и тактическом уровнях, то есть на уровнях бойца, взвода и роты.
    Хотя о применении высокоточного оружия и упоминалось, но в чем оно конкретно выразилось, неясно (Грузия утверждает о применении российской стороной ракет <Точка-У>, что наши отрицают).
    Хваленый грузинский спецназ не смог ни серьезно помешать маршу российских колонн, ни закупорить Рокский тоннель. Единственный его успех - ранение командарма Хрулева, что на управление группировкой серьезно не повлияло. Несколько групп <коммандос> было захвачено в плен. В то же время грузинские солдаты бежали при одном известии о приближении чеченских батальонов ГРУ <Восток> и <Запад>. В обезвреживании диверсантов и снайперов большую роль сыграли осетины, хорошо знавшие местность.
    Очень много вопросов по боевому применению нашей техники. В первый день грузинским штурмовикам и вертолетам почему-то удавалось действовать над Цхинвали и дорогами довольно безнаказанно, без противодействия российских истребителей: три самолета были сбиты средствами войсковой ПВО. Удары по авиабазам противника начались довольно поздно, 10 августа, хотя с таким превосходством ВВС СКВО уничтожить их можно было в первое же утро войны, тем более если применять современные противорадиолокационные и высокоточные ракеты, поражающие противника гарантированно и издалека, не входя в зону ПВО. Однако их почему-то на вооружении не оказалось, потеряли четыре самолета стоимостью 2,5 млрд рублей (по другим данным - восемь). Ничем нельзя объяснить нелепую потерю стратегического бомбардировщика Ту-22 и вообще его применение, как будто больше вести разведку было некому! Похоже, что о наличии у противника комплекса С-200, сбившего самолет, просто не знали.
    Точность бомбометания часто оставляла желать лучшего, были попадания в гражданские объекты, повлекшие жертвы и разрушения, которые тут же показывали по западному ТВ. Очень хорошо показали себя в горах российские <грачи> Су-25 - маневренные, малоскоростные и способные точно работать с пикирования. Однако боевые вертолеты мало появлялись над полем боя, так как их почему-то вывели из подчинения сухопутным войскам, переподчинили ВВС, и войска наступали без вертолетного прикрытия. Над ними постоянно висели вражеские беспилотники, а российских БПЛА над полем боя просто не было за их неимением.
    Черноморский флот, насчитывающий ныне на ходу всего один ракетный крейсер, шесть эсминцев и противолодочных кораблей, две дизельные подводные лодки и десяток ракетных катеров, своим небольшим отрядом успешно решил задачу защиты абхазского побережья. Ракетный катер <Мираж> 10 августа потопил один из грузинских катеров несмотря на предупреждения пытавшихся подойти к эскадре на дистанцию пуска. Кстати, это был тот самый катер который подарила Россия:
    Опыт конфликта, по мнению военных экспертов, диктует необходимость решительного технического обновления ВС РФ в соответствии с задачами времени, создания эффективной системы объединенного командования, а в сухопутных войсках - переход от батальонных боевых групп к полноценной полковой и дивизионной структуре.
    Моральный дух
    <Наиболее сильная наша сторона - боевой дух>, - отметил Дмитрий Медведев на встрече с отличившимися миротворцами во Владикавказе. Моральный дух - первое, что определяет состояние вооруженных сил, и сравнение здесь в нашу пользу.
    Грузинская же сторона нарушила все писаные законы войны, запятнав себя рядом тяжких военных преступлений, казалось бы, немыслимых в наши дни. Чего стоит один факт, что грузинские <миротворцы> стали убивать своих российских коллег. По свидетельствам очевидцев, при себе грузинские солдаты имели морфин и натовские <таблетки против страха>. Чем, возможно, и объясняется необычайная жестокость по отношению к мирному населению и пленным. В серьезном же бою грузинская армия оказалась нестойкой.
    В то же время российские войска не только храбро дрались за правое дело, но и в целом достойно вели себя на занятых грузинских территориях несмотря на ожесточение войны (хотя все-таки случаев мародерства в покинутых населенных пунктах, главным образом со стороны осетин, дома которых были уничтожены, пресечь не смогли или не захотели). Русский солдат показал местному населению и всему миру, что выполняет благородную миссию по спасению людей от геноцида, по нейтрализации агрессора и уйдет, когда его задача будет выполнена.
    Цена войны
    Россия заявила о 64 убитых и 323 раненых военнослужащих, Южная Осетия, по первым подсчетам, о 1 500 погибших, главным образом мирных жителях, Грузия - о 215 погибших, из которых 69 - гражданские лица. Расходы одной только России на войну за 5 дней составили 13 миллиардов рублей, еще столько же придется потратить на восстановление Южной Осетии. Это цена одной из войн XXI века, который, к сожалению, не обещает быть мирным.

По материалам российских СМИ



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2003