Военный ВЕСТНИК
Наш опрос
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Онежские канонерки

К истории Онежской военной флотилии (1941 - 1944)
    7 августа 1941 года заместитель наркома ВМФ СССР адмирал И.С. Исаков подписал приказ о формировании Онежской военной флотилии. К этому времени в Петрозаводске, где еще в июле была создана Онежская военно-морская база, находилась группа офицеров-балтийцев, в чью задачу входил осмотр судов Беломорско-Онежского речного пароходства с целью определения их пригодности для переоборудования в боевые корабли. К началу войны на Онего действовало несколько десятков различных судов, однако создание флотилии шло непросто. Некоторые из имевшихся плавсредств были непригодны для установки орудий, а многие уже несли боевую службу на Балтике и Ладоге. Еще в июне 1941 г. в соответствии с действовавшими мобилизационными планами туда было переведено и переоборудовано в тральщики и сторожевики не менее 28 онежских пароходов (из них 17 буксиров типа <Ижорец> постройки 1935 - 1940 годов и четыре типа <Дзержинский> постройки 1934 года).
    Мобилизационные ресурсы Беломорско-Онежского пароходства оказались исчерпанными. В итоге, когда в августе 1941 года в судоремонтные мастерские Вознесенья прибыли пушки и зенитные пулеметы, для их установки имелось всего четыре буксира. В спешном порядке их начали превращать в канонерские лодки. Первая вступила в строй 4 сентября, а к 15 сентября Онежская военная флотилия имела в своем составе 4 корабля такого класса: КЛ-11 (бывший <Огюст Бланки>), КЛ-12 (бывший <Каляев>), КЛ-13 (бывший <Ижорец> № 18) и КЛ-14 (бывший <Мартиец> № 89). 19 сентября КЛ-12 приняла первый бой, и этот бой стал первым не только для нее, но и для всей Онежской флотилии.
    Напряженная обстановка, складывавшаяся на Карельском фронте осенью 1941 года, настоятельно требовала присутствия на Онежском озере советского корабельного соединения. Круг стоящих перед ним задач был очень широк, и для их решения требовались значительные силы. Хоть и не сразу, но они были получены, однако в течение всей войны рядом с современными броневыми, минными и сторожевыми катерами действовали и канонерки, немало способствовавшие тому, что Онежская флотилия смогла добиться полного превосходства над противником.
    До конца октября 1941 года флотилия получила еще три канонерки: КЛ-15 (бывший <Мартиец> № 60), КЛ-16 (бывший буксир <Видлица>) и КЛ-40 (бывший <Бакунин>). В итоге навигацию 1942 года дивизион канонерских лодок Онежского отряда кораблей (созданного 30 апреля вместо расформированной Онежской флотилии) встретил, имея 7 боевых кораблей. Год спустя вступил в строй еще один - <Московский комсомолец>, после чего общий списочный состав кораблей дивизиона достиг 8 единиц.
    Самыми старыми онежскими канонерками были КЛ-11 (построена в 1879 году), КЛ-12 (1885) и КЛ-40 (1905). КЛ-11 и КЛ-12 успели повоевать с белыми в 1919 году, а <Огюст Бланки> (тогда посыльное судно № 2) был даже поврежден бомбой, сброшенной с английского гидроплана.
    <Московский комсомолец> - единственный в дивизионе корабль специальной постройки - был зачислен в состав Балтийского флота в 1917 году, но в строй вступил позднее, уже после гражданской войны. В 30-е годы он являлся учебным судном московского Осоавиахима. В состав Онежского отряда кораблей вошел 25 мая 1942 года, но поначалу использовался в качестве штабного. 4 января 1943 года его поставили на модернизацию и после замены силовой установки и вооружения переклассифицировали в канонерскую лодку, ставшую флагманом воссозданной весной 1943 года Онежской флотилии.
    Все остальные корабли дивизиона канонерок были построены позднее - в 1928 - 1935 годах. Одна из них - КЛ-16 (с 30 апреля 1942 года КЛ-41) - в 1939 году в качестве тральщика участвовала в Финской войне. Осенью 1941 года она обеспечивала перевод недостроенных судов с Балтийского на Белое море и Волгу. После этого с нее сняли тральное оборудование, перевели в разряд канонерок и зачислили в состав Онежской флотилии.
    В течение всей войны канонерские лодки были самыми крупными из действовавших на Онеге судов. Самые маленькие из них (КЛ-13, КЛ-14, КЛ-15) имели водоизмещение 129 - 130 т, а самые большие - 220 т (КЛ-11) и 256 т (<Московский комсомолец>). Вооружение первоначально состояло из пушек калибра 75 мм (КЛ-11, КЛ-12, КЛ-16/41) и 45 мм. Из средств ПВО на палубах стояли 37-мм автоматы и 12,7-мм пулеметы. В 1943 году КЛ-11, КЛ-40 и <Московский комсомолец> взамен старых 75-мм получили новые 85-мм зенитные полуавтоматы, позволявшие вести огонь по морским, наземным и воздушным целям. <Московский комсомолец> помимо этого был вооружен тремя американскими спаренными пулеметами <Браунинг> и 82-мм минометом.
    7 из 8 онежских канонерок были пароходами (2 колесных) с паровыми машинами мощностью 200 - 450 л. с. Их достоинством была способность работать на самом доступном и дешевом топливе - дровах. Но быстроходностью они не отличались. Лишь старая КЛ-11, если верить справочным данным, могла разогнаться до 14 узлов, тогда как скорость остальных не превышала 5 - 8 узлов.
    <Московский комсомолец> был единственным кораблем дивизиона, оснащенным дизельной силовой установкой. Правда, поначалу это был 100-сильный двигатель, с которым лодка давала не более 5,3 узла. Во время модернизации 1943 года был установлен дизель мощностью 340 л. с., после чего скорость хода возросла вдвое - до 10,5 узла. В целом для оперирования в Онежском озере этого было достаточно, но для того, чтобы увернуться от финского снаряда, пожалуй, маловато.
    Тем не менее в течение всей войны канонерские лодки Онежской флотилии несли активную боевую службу. Поддерживая сухопутные войска, они наносили артиллерийские удары по позициям финнов, вели дуэли с береговыми батареями, несли дозорную службу, стояли в засадах, отбивались от финских самолетов и конвоировали шедшие в Шалу или Вытегру транспорты. Нередко им приходилось участвовать и в операциях по высадке разведчиков на занятую противником территорию. Правда, порой этому мешала большая осадка, не позволявшая подойти к берегу. Поэтому чаще канонерки использовались в качестве буксиров и кораблей поддержки.
    При выходе на такое задание канонерская лодка брала на буксир бронекатер или сторожевик (шлюпки для доставки разведчиков на берег) и направлялась в указанный квадрат. Там корабли расцеплялись, катер со шлюпкой уходил к месту высадки, а канонерка оставалась ждать его возвращения. Сделав свое дело, катер подходил к ней, его снова брали на буксир и вели домой, экономя дефицитный бензин.
    Подобная практика позволяла подстраховаться и во внештатной ситуации. Так, летом 1942 года только присутствие канонерки спасло от гибели два бронекатера, высаживавших разведгруппу около Петрозаводска. При отходе один из катеров был подбит, второй вел его на буксире и, выгребая против волн, израсходовал почти все топливо. С большим трудом катера дошли до того места, где их поджидала КЛ-40, на прицепе у которой они и добрались до Шалы.
    В условиях, когда корабли флотилии противника не оказывали никакого реального противодействия, главной опасностью для канонерских лодок были волны штормового Онего и бомбы финских бомбардировщиков.
    31 июля 1942 года во время шторма у Василисина острова погибла КЛ-13. По словам очевидцев, на нее одна за другой обрушились две огромные волны, после чего лодка встала вертикально и ушла на дно, унеся на глубину весь экипаж.
    1 июня 1943 года недалеко от того же Василисина острова три канонерки были атакованы тремя финскими бомбардировщиками. Два корабля, сманеврировав, уклонились от удара, но КЛ-12 не повезло. В нее попали две 100-килограммовые бомбы, после чего лодка затонула. При этом, по некоторым данным, погибли 27 человек ее экипажа.
    Следует заметить, что КЛ-13 и КЛ-12 были единственными боевыми кораблями, потерянными Онежской флотилией. Потери их экипажей составили почти половину всех потерь, понесенных флотилией в 1941 - 1944 годах.
    С гибелью КЛ-12 состав дивизиона канонерок уменьшился до 6 единиц. В мае 1944 года из него вывели еще два корабля. Правда, ни шторма, ни финны здесь были ни при чем. Приказом командующего флотилией КЛ-14 и КЛ-15 были переклассифицированы в сторожевые корабли и переименованы в СКР-14 и СКР-15. Логика этого решения понятна. К тому времени огневая мощь флотилии возросла многократно, а потом не было никакой нужды в канонерках, вооруженных устаревшими 45-мм пушками.
    Свой последний поход дивизион канонерских лодок совершил в общем строю флотилии 27 - 28 июня 1944 года сначала в Уйскую губу, а потом в Петрозаводск. В июле его расформировали. <Московский комсомолец> ушел на Каспий, а остальные корабли были разоружены и вновь стали обычными буксирами. В 50 - 60-е годы их по очереди сдали на слом. Первым в 1956 году окончил свою службу <Огюст Бланки> (бывшая КЛ-11), последним в 1964 году был разобран <Мартиец> № 60, бывший когда-то КЛ-15. Этих кораблей уже нет, но где-то в глубинах Онего еще покоятся останки КЛ-12 и КЛ-13...

Сергей ТИТОВ, зав. отделом КГКМ



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2003