Культура
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Вечно юное <Сампо>

27 марта исполнилось 50 лет со дня премьеры первого национального карельского балета <Сампо>. 14 декабря 2001 года на сцене Музыкального театра прошел последний спектакль, посвященный памяти заслуженного артиста Карелии Владимира Мельникова, непревзойденного Илмаринена, ушедшего из жизни в июне того же года.
    Каждый спектакль, как и человек, имеет свои сроки жизни, так же рождается, плодотворно живет, стареет и в конце концов умирает. Но остается память тех, кто видел, создавал его и кто на протяжении многих лет участвовал в нем. Я - одна из них.
    Чем дальше мы отдаляемся от того времени, когда <Сампо> жил на сцене, радовал зрителей гармоничным сочетанием музыки, хореографии, сценического оформления - всем, что балет делает балетом, тем понятнее становится то высокое место, которое занимает этот спектакль в истории карельского искусства. Были в истории карельского балета интересные, яркие, новаторские спектакли, однако по разным причинам не задержавшиеся в репертуаре, <Сампо> же шел на сцене театра более 40 лет. И если бы не политические, экономические и другие потрясения, выпавшие на долю нашей страны в конце ХХ века, то <Сампо>, я уверена в этом, не сошел бы со сцены до сих пор.
    А начиналось все в далеком 1958 году, когда Сергей Петрович Звездин - первый директор Музыкального театра, задумал поставить балет на тему эпоса <Калевала>. Для этого нужны были прежде всего композитор, балетмейстер и артисты, способные воплотить идею на сцене.
    В то время существовала традиция показа в Москве искусства национальных республик, они проводились один раз в 5 лет и готовились долго и тщательно. Для Декады Карельской АССР 1959 года С. Звездин предложил московскому балетмейстеру, недавнему выпускнику ГИТИСа Игорю Смирнову поставить балет на тему <Калевалы>. Эпос настолько увлек постановщика, что он тотчас начал работать над либретто и композиционным планом. Решено было взять сюжет, связанный с похищением чудо-мельницы Сампо злой хозяйкой Похъелы Лоухи. Избранный сюжетный стержень давал широкие возможности для музыкальной и хореографической драматургии балетного спектакля.
    Музыку <Сампо> написал замечательный карельский композитор Гельмер Синисало. Сейчас по прошествии времени эту балетную партитуру можно смело ставить в один ряд с балетами П.И. Чайковского. Самобытная, мелодичная и эмоциональная - эти слова все равно не могут выразить чувства, возникающие при восприятии музыки <Сампо>. При всей ее симфоничности она необыкновенно легко ложится на танец, под эту музыку легко танцевать.
    Когда определились с композитором и балетмейстером, нужно было искать артистов высокого профессионального уровня, способных создать балет, достойный именоваться первым национальным. В балетной труппе было несколько солистов, среди которых, конечно же, выделялась Светлана Степанова, станцевавшая к этому времени уже несколько ведущих партий. Но <Сампо> - произведение с большим количеством действующих лиц, массовых сцен, и нужно было довести численность труппы хотя бы до 40 человек.
    Весной 1957 года на смотре хореографических училищ в Москве Сергей Петрович Звездин увидел в одном из концертов прекрасную юную пару из Перми, очень хорошо обученную и вдохновенно танцующую. После их выступления он сразу же договорился с ними, что они после окончания учебы приедут работать в Петрозаводск. И с начала сезона 1958/59 года выпускники Пермского хореографического училища Светлана Губина-Сидорова и Юрий Сидоров стали солистами Музыкально-драматического театра Карелии. К началу сезона балетная труппа пополнилась выпускниками нескольких хореографических училищ: из Перми кроме Губиной и Сидорова приехал почти весь выпуск этого года - Р. Шишова, Н. Катугин, Л. Дружинина, Г. и В. Кетовы, В. Корнеев. Из училища Большого театра - В. Решетникова, Г. Пузенкова (Кириенко), Э. Козявина, Т. Булычева, О. Егоров, В. Иващенко, из училища им. А.Я. Вагановой - Е. Юрченко (Павлова), И. Кузьмина, Е. Перфильева, Б. Кириенко, А. Минц. Это были молодые артисты, и недостаток сценического опыта они с лихвой окупали энтузиазмом и творческим пылом. А общая цель - создать первый национальный балет - придавала этому процессу исторический масштаб.
    Смирнов ставил балет исходя из творческой индивидуальности каждого артиста, и распределение главных партий оказалось безошибочным. Илмаринен - В. Мельников - был воплощением эпического героя, когда он выходил на сцену, то широтой движений и внутренней актерской мощью заполнял все сценическое пространство. Невеста - С. Губина - нежная и застенчивая, ее танец был безупречно чист и прозрачен. Эта партия стала одной из лучших сценических работ балерины. Эпическая фигура героя Мельникова становилась еще более величественной рядом с маленькой хрупкой Невестой.
    Партия Лоухи - вершина творчества С. Степановой, первой балерины карельского балета. Она танцевала на премьере в 1959 году и долгое время в последующем. Смирнов ставил эту партию, учитывая актерские возможности и темперамент танцовщицы. Степанова, исполняя сразу две партии (молодой и старой Лоухи), внесла в успех спектакля очень сильную и яркую ноту: завораживающе действовал на зрителей круг резких и быстрых прыжков в первой вариации старухи Лоухи, исполненный с огромной экспрессией и мощью! Никто из исполнительниц впоследствии не мог в этом эпизоде превзойти Степанову.
    В премьерном спектакле второго героя балета - порывистого и увлекающегося Лемминкяйнена - танцевал Ю. Сидоров, он раскрывал все эти черты своего героя искренне и убедительно, своими высокими порывистыми прыжками создавал образ смелого, но безрассудно увлекающегося юноши.
    Первой исполнительницей партии Матери Лемминкяйнена была Л. Васильева, которая не только станцевала, но и сыграла эту роль, положительно отмеченную в рецензиях того времени. Со дня премьеры она выступила в 200 спектаклях <Сампо>, свидетельством чего служит программка балета, подписанная И. Смирновым, которая хранится в архиве артистки.
    Для создания массовости в народных сценах количество участников в балете было расширено за счет артистов хора театра и танцевальной группы артистов ансамбля песни и танца Карелии <Кантеле>, которые были также привлечены к работе над спектаклем.
    <Сампо> - балет национальный, помимо хореографии, окрашенной фольклорным колоритом, самобытность ему придают еще и народные танцы, органично вплетенные в действо. Заслуга в этом принадлежит замечательному балетмейстеру, одному из основоположников карельской народной сценической хореографии Василию Ивановичу Кононову, он был приглашен постановщиком балета как консультант по фольклору. На основе его сочинений Смирнов поставил все народные танцы в балете. Когда на репетициях Василий Иванович показывал элементы карельского танца, каждый его взгляд, жест и поворот головы имели свое неповторимое значение и смысл. Он не только показывал, но и рассказывал, откуда берет начало то или иное движение, в каком районе Карелии танцуют те или иные танцы. И хотя <Сампо> поставлен на классической основе, весь хореографический текст пронизан элементами карельского народного танца.
    Единомышленником Смирнова в работе над <Сампо> был очень интересный художник Андрей Андреевич Шелковников, тогда еще совсем молодой, впоследствии много сделавший для театрального искусства Карелии. Его эпические декорации и яркие костюмы наполняли сцену неповторимым национальным колоритом и в большой степени способствовали успешной жизни балета.
    Активным участником процесса рождения нового балета, разделившим все его радости и горести, стал достойный опытный музыкант, легендарный Исай Эзрович Шерман, который еще в 1940 году в Ленинграде дирижировал премьерой <Ромео и Джульетты> С. Прокофьева с великой Галиной Улановой. Он тонко чувствовал специфику балетного дирижирования, помогал артистам эмоционально наполненным, сильным звуком своего оркестра. Культура исполнения музыки балета оказалась высочайшей. А. Хачатурян дал высокую оценку нашему дирижеру на спектаклях декады: <Особенности авторской партитуры отлично поняты дирижером И. Шерманом. Было очень приятно видеть вновь за пультом этого талантливого мастера, много лет проработавшего в оперных театрах страны>.
    Работа над постановкой <Сампо> длилась полгода. К 23 марта 1959 года балет вышел на финишную прямую, были готовы все декорации, костюмы, и начались генеральные репетиции на сцене. 27 марта 1959 года состоялась долгожданная премьера. И полный аншлаг - из 768 мест было продано 684 билета на 7693 рубля (84 места заняли приглашенные гости). И здесь нужно пояснить, откуда известны эти факты. Сергей Петрович Звездин передал мне свой архив, где записывал каждый спектакль, идущий на стационаре и на гастролях. Гигантский труд, который выполнил С. Звездин, оказал огромную помощь в осмыслении становления и развития балетной труппы Музыкального театра Карелии.
    Декада карельского искусства 1959 года прошла с грандиозным успехом и дала огромный толчок дальнейшему развитию карельского балета. Этот смотр показал, что в республике есть творческие силы, настоящие таланты, карельскому искусству многое по плечу. Стало ясно, что балетная труппа выдержала экзамен на зрелость, сформировалась, сложилась, стала достойной частью Музыкального театра и, вот уже на протяжении 50 лет успешно развиваясь, является важным звеном в театральном искусстве Карелии.

Наталья ГАЛЬЦИНА, заслуженная артистка России и Карелии, лауреат Государственной премии им. М.И. Глинки, кандидат искусствоведения



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2003