КАРЕЛИЯ N 67 (1935) за 25 июня 2009 года

Юбилей


Моя мама - балерина

24 июня отметила свой 70-й день рождения балерина Светлана Губина (Сидорова). Она стояла у истоков карельского балета и блистала на сцене Музыкального театра с 1958 по 1978 год. Отрадно, что ее полетный дуэт с Юрием Сидоровым до сих пор вспоминают в городе. С. Губина - единственная народная артистка России за всю историю Петрозаводского Музыкального театра, а Ю. Сидоров - единственный народный артист Карелии в более полувековой истории карельского балета. Раньше получить звание было гораздо сложнее, чем сейчас. Нужно было находиться на очень высоком профессиональном уровне. Кроме того, Губина, как и Сидоров, лауреат Государственной премии Карелии, премии комсомола Карелии, премии Фрица Ройтера (Германия).

Моя мама, Светала Ивановна Губина, родилась в 1939 году в Перми, город тогда носил имя советского партийного лидера и назывался Молотов. Во время войны в Пермь были эвакуированы из Ленинграда Театр оперы и балета им. С. Кирова (Мариинка) и хореографическое училище. На уральской сцене танцевали Галина Уланова, Татьяна Вечеслова, Константин Сергеев сочинял для Натальи Дудинской хореографию <Золушки>. В холодном номере гостиницы <Центральная>, в просторечье <семиэтажка>, Арам Хачатурян писал партитуру балета <Гаянэ>. Ленинградцы открыли в Перми хореографическое училище, ныне прославившееся на весь мир.

Мою маму воспитывала бабушка. Ее отец погиб в самом начале войны, осенью 1941 года, под Москвой. <Пропал без вести>, как сообщили родственникам. Ему был 21 год. Мать унес ветер военных дорог в Белоруссию.

Поступать в балетное училище мама пришла в 9 лет. Она понятия не имела, где оказалась. Незнакомое слово <хореография> ассоциировалось с хоровым пением. Девочка удивилась, что ее заставили поднимать ноги, гнуться. Она была слишком мала, ей сказали прийти через год. Год спустя она чем-то не подошла взыскательной комиссии несмотря на то, что у нее были хорошие физические данные, красивые линии ног. Позднее один питерский балетоман скажет: <Лучшие ноги советского балета у Екатерины Максимовой в Большом театре в Москве, Аллы Осипенко в питерской Мариинке и Светланы Губиной в Музыкальном театре Карелии>.

Мама была очень целеустремленной. Надеясь, что в бесконечном детском потоке желающих танцевать ее не запомнили, она появилась снова, как впервые. Но ее запомнили. Состоялся следующий диалог:

- Девочка, ты пришла с мамой?

- У меня нет мамы.

- С папой?

- И папы у меня нет. Я пришла одна.

Ее приняли. Как говорит сама балерина, возможно, пожалели. В первый год она добилась значительных успехов. За три года до выпуска станцевала Машу в <Щелкунчике>. Мама училась у основателя и первого худрука пермской балетной школы Екатерины Николаевны Гейденрейх, которая даже хотела ее удочерить, но та отказалась. Как же оставить бабушку? Гейденрейх была одной из первых солисток и первых красавиц Мариинского театра начала прошлого века. Восторженные поклонники впрягались в ее карету и везли балерину домой после спектакля по Петрограду.

Закончила обучение мама с красным дипломом в классе Н.Д. Сильванович. Это был первый выпуск легендарного педагога, заслуженного учителя России. На выпускном концерте Губина танцевала сложнейший акт <Тени> из <Баядерки> и современную миниатюру балетмейстера Л. Якобсона на музыку Э. Грига <Охотник на птиц>. В 1957 году в Москве на смотре хореографических училищ Светлана Губина и Юрий Сидоров в па-де-де из балета <Пламя Парижа> произвели положительное впечатление на балетмейстера Игоря Смирнова, набиравшего труппу в открывшийся Музыкальный театр Карелии. Приглашение в Петрозаводск получил весь выпуск 1958 года. Питерскую балетную школу тогда представлял Рудольф Нуриев, московскую - Екатерина Максимова и Владимир Васильев, который тоже танцевал па-де-де из <Пламени Парижа> в паре с Валентиной Решетниковой, работавшей впоследствии в Петрозаводске. В 1957 году состоялся успешный творческий, а потом и семейный дуэт моих родителей, который длится более 50 лет.

20 лет Светлана Губина была примой карельского балета. В ее репертуаре около 25 ролей. Она станцевала всю классику: <Жизель>, <Спящая красавица>, <Корсар>, <Баядерка>. В <Лебедином озере> она была одинаково хороша и в белом, и в черном лебеде, что бывает редко несмотря на невысокий рост, несоответствующий канонам этого спектакля. В 1962 году на гастролях в Мурманске на балет <Дон Кихот> пришли зарубежные журналисты и фотокорреспонденты посмотреть один акт. Они остались до конца из-за Губиной и пришли за кулисы высказать свое восхищение: <Браво! Вы настоящая испанка!>

Мама была очень виртуозной. Она первая в истории балета исполнила 32 фуетэ, помогая вращению одной рукой, с другой статичной на поясе, а не двумя, как это было принято. Если бы в балете, как в спорте, новые элементы называли именами первых исполнителей, это па называлось бы <фуетэ Губиной>. Мама с папой делали много сложных поддержек на грани акробатики, которые сейчас ушли из балетной лексики. Вместе с тем, мама была лирической балериной и очень хорошей разноплановой актрисой. Ее называли танцующей Джульеттой Мазиной. Мама была первой исполнительницей ролей в национальных балетах: Невеста в <Сампо> и Олена в <Кижской легенде>. И. Смирнов в балете <Сильней любви> образ Надежды сочинил для нее. М. Мнацаканян поставил на нее Офелию в <Гамлете> (музыка Д. Шостаковича) и Девушку в <Спирали> (музыка Б. Бартока).

Губина и Сидоров танцевали на юбилее питерского мэтра хореографии Петра Гусева. Из нестоличных пар были они и Т. Таякина - В. Ковтун. Остальные - звезды Большого и Мариинки. Успешно и часто дуэт гастролировал по Финляндии и Германии. На Фестивале молодежи и студентов в Хельсинки в 1961 году советский автобус неофашиствующие подростки закидали бутылками. Их вовремя остановили. Е. Евтушенко тогда на борту теплохода <Грузия> написал свой знаменитый <Сопливый фашизм>. Карельский дуэт неоднократно танцевал в Москве и Питере, где получил одобрение Н. Дудинской. Г.Д. Кремшевская, известный балетный критик, была поклонницей моей мамы.

С 1978 года мама педагог классического танца в Пермском Государственном ордена <Знак Почета> хореографическом училище. Среди ее учениц Надежда Сайдакова, прима в Берлине, любимая партнерша Владимира Малахова. Статус международной звезды завоевала лауреат премии <Золотая маска> за лучшую женскую роль народная артистка Татарстана Лилия Мусаварова. Она танцует по приглашениям в Гранд-Опера, Ла Скала, Ковент-Гарден. Прима в Кейптауне Екатерина Кокинская открыла там свою школу. Екатерина Казакова украшает балетную сцену в США, в свой первый сезон в Челябинске она была удостоена премии за лучший дебют.

Среди учениц Губиной несколько лауреатов международных конкурсов. К ней приезжали на стажировку корейские балерины. Екатерина Первушина получала стипендию <Молодые дарования России>, которой удостаиваются всего 5 студентов в стране из разных областей науки и культуры. Дарование Олеси Алдониной, занявшей ведущее положение в Красноярском театре оперы и балета, отмечал Вячеслав Гордеев. Высокий творческий взлет на нижегородской шаляпинской сцене у лирико-романтической балерины Кристины Кочетовой. Она уроженка Петрозаводска, как и Ольга Шемякина, яркая, актерски одаренная демихарактерная балерина в Челябинском оперном театре. Жаль, что лучшие ученицы Губиной не выступают на карельской сцене, и почитатели таланта балерины не могут оценить ее бесспорный педагогический дар.

У мамы с папой двое детей - я и моя младшая сестра Анастасия, что нечасто встретишь у балетных пар. Мы с сестрой выходили на сцену еще до нашего рождения. Когда американский танцовщик спросил папу, состоятельный ли он человек, тот ответил, что он очень богат - у него две дочери.

Елена СИДОРОВА

Содержание