Творчество
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Приношение учителю

90 лет назад, 10 декабря 1919 года, родился Николай Владиславович Куспак (1919 - 1998), архитектор, градостроитель, педагог, краевед, художник. Участник Великой Отечественной войны, находившийся в действующей армии с 1942-го по 1945 год. Кавалер орденов и медалей. Член Союза архитекторов СССР с 1950-го. Заслуженный архитектор России. Лауреат Государственной премии Республики Карелия в области культуры, литературы и искусства (1988) за серию документальных и научно-популярных фильмов, посвященных народному зодчеству Карелии (совместно с Б. Бойцовым, В. Орфинским и др.). Результаты исследовательской работы Н.В. Куспака явились убедительным обоснованием для присвоения в 1990-м 5 городам Карелии статуса исторических (Олонец, Сортавала, Петрозаводск, Кемь, Пудож). Автор проекта часовни Петра и Павла в Петрозаводске.
    В жизни любого человека, безусловно, есть учителя. Учителя разные - от той, самой незабываемой, что ввела в первый класс школы, до тех, кто обучает профессии. Вероятно, каждому ремеслу необходимо учиться постоянно. Архитектура же требует этого всегда: с получением вузовского диплома все только начинается.
    В 1970-х в <Карелпроекте> бытовала традиция назначать вчерашним выпускникам куратора по соответствующей отрасли проектного дела. У архитекторов - для адаптации творческих полетов к довольно жестким условиям строительно-жизненных реалий. Таким наставником для автора этих заметок стал Николай Владиславович Куспак.
    В то время он вел много планировочных работ по генеральным планам городов и поселков Карелии: Сортавалы, Пряжи, Салми, жилого района Ключевая в Петрозаводске... До этого были Сегежа, Кондопога, Медвежьегорск.
    Градостроительство - не столь заметный на первый взгляд и совсем неброский вид деятельности зодчего, но оно являет собой высшую ступень архитектурного творчества. Архитектор-градостроитель имеет дело с реальностью, развитие которой он предопределяет на десятилетия вперед. По сути, он является драматургом и режиссером будущей жизни того или иного поселения, будь то микрорайон, село или целый город. При этом градостроитель всегда отдает себе отчет в том, что будущее города в полном объеме не представимо, так как на сценарий его развития накладывает свой отпечаток множество разнообразных факторов.
    Под руководством Н. Куспака проектировались жилые микрорайоны, парки, промышленные и коммунальные зоны, транспортные и инженерные сети, то есть все, без чего в конечном счете нельзя выстроить ни один дом. Архитектурные дамы, работавшие рядом, все намного моложе его, за глаза называли Куспака просто дядей Колей. Галантный и остроумный, блестящий собеседник и человек удивительно разносторонних и глубоких знаний, он всегда притягивал к себе. С ним свободно можно было говорить о музыке, литературе, живописи. К месту и к настроению он запросто читал наизусть строфы известных и неизвестных поэтов. Он был душой всех компаний и заводилой таких празднеств в мастерской, которые помнятся спустя много лет фееричностью своего оформления. Здесь Куспак был несравненным художником-декоратором.
    Еще он был настоящим художником - писал профессиональные картины. Интересна запись в книге отзывов выставки живописи наших архитекторов, состоявшейся в 1970-х: <Куспак в масле очень хорош!> Он оставил более полутысячи работ маслом и акварелью. Лесные пейзажи - его объяснения в любви карельской природе, натюрморты, портреты и, конечно же, архитектура - известные шедевры и неизвестные старинные дома, уголки старых городов и незнаменитые маленькие деревни. Живопись была необходимостью его творческой души.
    Я не знаю, на какое время Николай Владиславович был назначен в мои наставники - на год, два, три? Потребность в профессиональном общении сохранялась все годы совместной работы и остро ощущается даже теперь, спустя 11 лет после его ухода. Особенно теперь, когда с годами начинаешь переоценивать и смотреть на все с несколько иной точки зрения. Куспак был из хорошо образованного архитектурного поколения, хорошо образованного в том, что касается классического наследия и художественного аспекта архитектуры, именно в том, чего так не хватает учившимся профессии в 1970-х. Видимо, поэтому мне всегда было интересно его мнение о моих работах вне зависимости от того, согласна я была с его оценкой или нет. Были и жестокие споры, в которых его неизменное <Вы не правы, мой юный друг!> всегда оставляло шанс на продолжение сотрудничества. Разбирая проект, Николай Владиславович не ограничивался критикой, он аргументировал, объяснял свое неприятие того или иного, он всегда учил, не назидая. Он делился своими знаниями, опытом, побуждал знать больше о предмете проектирования, побуждал любить знать.
    В начале 1980-х, когда шла работа над проектом гостиницы в Олонце, именно Куспак утвердил меня в решении воздвигнуть над объемом круглого в плане ресторана шатровую башню. Был склеен макет к его приходу и отдельно, <за кустом>, приготовлен бумажный шатер. Тогда темы шатров были совсем не в моде (оттого и определенная робость), но по всей градостроительной ситуации, по композиции здания требовалась именно эта форма! Как он обрадовался: <Ведь это то что надо! Центр города, центр композиции, исторические ассоциации!> Все получилось, и все почти так, как задумывалось.
    Непосредственная моя совместная работа с Николаем Владиславовичем началась в 1992-м с реконструкции нескольких исторических зданий в Сортавале, одного из его любимых городов. В этих проектах он вел разделы историко-архивных изысканий, и его пояснительные записки читались увлекательно, как романы. Два сортавальских здания и усадьба Винтера, где речь шла уже не о локальном объекте, а о целом планировочном комплексе, стали хорошей школой. Подробное и детальное изучение исторического здания в натуре и - если повезет - по отысканным в архивах чертежам. Предложения по реконструкции с удалением позднейших наслоений и переделок. Максимальное раскрытие и сохранение собственных первоначальных конструкций здания и воссоздание элементов декора. Вот программа, которую следовало выполнять неукоснительно под руководством Николая Владиславовича. Внимательно изучай и не навреди - эта святая заповедь, проводимая Куспаком, стала своего рода девизом и в новой большой работе по Круглой площади в Петрозаводске.
    Работа по Круглой площади началась у нас в 1998 году, а спустя несколько месяцев он внезапно ушел, успев за неделю до смерти передать все чертежи и документы, что к тому времени <нарыл> в Национальном архиве. Передавал с наказом, что делать сначала, что потом, на что непременно обратить внимание... Простите, Николай Владиславович, я плохо слушала тогда, думая, что ни к чему эти подробности: на дворе июль, впереди мой отпуск, после которого вы уже наверняка поправитесь, и все пойдет как всегда.
    И спустя 11 лет после вашего ухода мне все еще есть что вам сказать и о чем спросить, провести по отреставрированным залам здания на Круглой площади - что-то все-таки получилось. И эту работу я посвящаю вам и вашему юбилею.

Елена ИЦИКСОН, архитектор



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2009