Пенсионный курьер
Вырежьте и сохраните!
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

В доме над узкоколейкой

Уроженец города Красноярска, сибиряк, он уже полвека трудится в Шуйско-Виданском леспромхозе (ЗАО <Шуялес>), вызывая к себе на протяжении всех этих 50 лет заслуженное уважение со стороны руководства предприятия, товарищей по работе за профессиональный труд, ответственное отношение к нему, доброжелательность ко всем, кто его окружает.
    В мае 1959 года Николай Герасимович вместе с супругой Зоей Филипповной приехали в Карелию погостить у родственников в Чалне, да так и остались здесь жить и работать: муж в леспромхозе, жена в поселковой администрации.
    Как рассказал Н.Г. Спиридонов, тогда брат жены уговорил его какое-то время поработать в леспромхозе, потом, мол, уедешь обратно в свою Сибирь. Но когда приступил к работе, так прикипел к ней, что до сих пор не желает с ней расставаться. Зоя Филипповна в последнее время не раз говорила ему: <Коля, может, хватит уже работать, отдохнул бы, заслужил ведь отдых за столько-то лет>. А он в ответ: <Не хочу, да и боюсь отдыхать. Пока силы есть, буду работать>.
    * * *
    Более 30 лет Спиридоновы проживают на историческом для леспромхоза месте - над демонтированным полотном узкоколейной железной дороги. В свое время и пилорама здесь работала, поэтому отходов древесных было немеряно, все и не собрать даже. Немало земли пришлось привезти на участок вокруг построенного над УЖД дома, чтобы засыпать захламленную территорию. И все равно по весне нет-нет да и вылезет наружу часть полусгнившего бревнышка. Захочешь забыть историю УЖД, не получится.
    А вообще, территория участка Спиридоновых выглядит сейчас весьма привлекательно: ухоженные трава, кустарники, грядки, теплица, огород: Овощи, ягоды - все свое. Не для продажи, говорят, для себя.
    Охраняет это хозяйство симпатичный пес с человеческим именем Рома. Почему бы и нет? Пусть, считают хозяева, будет у собаки имя, а не кличка.
    Два года назад супруги Спиридоновы отпраздновали свою золотую свадьбу. Живут они очень дружно, часто в доме звучат шутки, смех. Приезжают внуки, правнучка уже есть. <А еще у нас дедушка гармонист хороший, - говорит Зоя Филипповна. - Он играет, я пою. И двухлетняя правнучка лихо отплясывает <Яблочко> под гармошку деда Коли. Весело>.
    Как говорят их коллеги, соседи, родственники, Спиридоновы приветливые, доброжелательные, очень отзывчивые люди. Побольше бы таких.
    До приезда в Карелию Николай Герасимович Спиридонов жил и работал в Сибири. После окончания школы трудился в одной из сельхозорганизаций Красноярского края в строительном цехе. Потом была служба в армии: в десантных войсках на Дальнем Востоке, в Амурской области, недалеко от границы с Китаем. Демобилизовался, несколько лет поработал на прежнем месте и уехал в Карелию, в п. Чална, в Шуйско-Виданский лес-промхоз.
    - Лесорубов, механизаторов, сучкорубов, представителей других лесных профессий здесь тогда было очень много, - вспоминает ветеран. - Два поезда возили работников в лес по УЖД, на делянки до Кудамы и аж до Нелгомозера в Кондопожском районе. В 6 часов утра на поезд - и в лес до позднего вечера. Выспаться некогда было. Да и не хотелось особо: работа захватывала с головой. Время тогда было нелегкое, но боевое, задорное. Люди дорожили работой, старались делать ее хорошо. Бывало, и ночевали в лесу, как, например, в кудамских лесах, где работали неделями, проживая в вагончиках-теплушках.
    А затем лес был весь вырублен, и надобность в УЖД отпала, ее демонтировали. Сейчас в тех памятных местах новый лес растет, потому что не только рубили его, но и восстанавливали, занимаясь лесопосадками.
    Трудился Николай Герасимович в леспромхозе и сучкорубом, и грузчиком, и трактористом, валил лес, трелевал... Словом, освоил все лесные профессии. А больше всего времени, более 30 лет, отработал на кране.
    В 1977 году, получив водительские права, какое-то время поработал шофером, а затем, сагитированный руководством леспромхоза, окончил специальные курсы и стал трудиться водителем-крановщиком. И до сих пор продолжает работать крановщиком, единственным в ЗАО <Шуялес>.
    Чем же привлекла его эта профессия с довольно своеобразной спецификой? В то время в лесных поселках активно велось строительство жилья, объектов соцкультбыта, дошкольных учреждений и т.д. Кран был очень востребован, ну и самому крановщику приятно было осознавать свою причастность к хорошему важному делу.
    Металлолома много пришлось выгружать-разгружать после разборки УЖД. Постоянно хозяйственные работы были, скучать не приходилось. И сейчас кран востребован: то трактор надо на трейлер погрузить, то бульдозер, то лесовоз, затем соответственно выгрузить их после перевозки... Его кран здесь не иначе, как скорая техническая помощь.
    Это уже четвертый кран у него (20-тонный на базе КрАЗа), годов 8 ему, но ничего, служит. Первый кран лет 20 служил до списания, 13 лет отработал он и на кране на базе <ЗИЛ-130>. Если надо доставить в ремонтную мастерскую какую-либо поломавшуюся единицу техники, краном ее погрузят на трейлер, а если выйдет из строя сам кран, погрузить его некому, приходится на месте производить ремонт: поэтому Николай Герасимович, очень хорошо разбирающийся в технике, старается не доводить дело до этого. Он и сам что-то подремонтирует, и своевременно сигнал подаст ремонтникам о возможной поломке. В умелых руках техника работает долго.
    Трудиться ему приходится не только в рабочее время, бывает, что и ночью, если надо, по рации вызовут. Ответ в таких ситуациях один: надо так надо. Тем более что сменщика у него нет и никогда не было.
    Около 20 молодых парней обучил ветеран за эти годы на крановщиков, но никто в леспромхозе не задержался: кто в Финляндию уехал на заработки, кто в коммерческих структурах осел, а кто просто не работает по приобретенной специальности.
    А Николай Герасимович постоянно здесь, в леспромхозе, что называется, из когорты незаменимых. На судьбу не ропщет. Бывали и тяжелые периоды в жизни, но воспоминания о них быстрее стираются из памяти, чаще вспоминается хорошее, а его в жизни ветерана, по его же признанию, было гораздо больше, чем плохого.

Николай САБУРОВ



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2009