Как живешь, глубинка?
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

И деревня превращается в коттеджный поселок

По старой дороге
    Как из Петрозаводска, не имея машины, попасть в деревню Ужесельгу? Можно доехать на рейсовом автобусе, который идет до станции Деревянка. Но он ходит так редко, что люди предпочитают на маршрутке добираться до поворота на Птицефабрику и потом не менее двух километров идти пешком. Я последовал этим путем. Сохранившаяся старая дорога шла лесом параллельно новому шоссе. Оживала природа: зеленели деревья, не умолкая пели птицы.
    Человек, назвав природу окружающей средой, часто поступает по отношению к ней просто безобразно. Вдоль дороги в лесу кучи мусора, завезен он, конечно, из Петрозаводска. Мусор из Ужесельги, Деревянки сваливается в другие места, но тоже в окружающую среду.
    Пока шел, встретились четыре человека, направлявшихся, конечно, в Петрозаводск.
    - Раньше к нам в деревню регулярно ходил автобус маршрута № 5. Почему его отменили? Он всегда был заполнен людьми, а значит, маршрут рентабельный, - скажет мне потом в Ужесельге молодая женщина Марина, - Многие жители нашей деревни работают в городе, а ездить туда не на чем.
    Лампа для гнезда
    Жители Ужесельги в основном пенсионеры и безработные. Иванна - редкое исключение. Она продавец, живет в Петрозаводске на Древлянке.
    - Работаю три дня, потом столько же отдыхаю. Устроилась сюда по знакомству, - говорит она. - Наплыв покупателей только в дни выдачи пенсии, в остальное же время спокойно.
    Люди зарабатывают кто как может. <Стрижки, укладки на дому. Стоимость всех работ - 50 рублей>, - читаю объявление на заборе.
    В солнечные весенние дни почти все сельчане на огородах. Жительница Ужесельги Галина Павловна, которая живет в деревне 40 лет, рассказывает:
    - До посадки картошки руки не дошли, но навоз завезли, покупали его на птицефабрике. Землю перепашем трактором. Почему сегодня одна работаю? Муж на рыбалке. На уху, может, и наловит. Сыновья работают в городе.
    Галина Павловна говорит, что на посадку картошки, как на праздник, собираются все родственники. До ухода на пенсию женщина работала на предприятии по изготовлению валяной обуви, больше известной как валенок.
    - Выпускали отличную продукцию, а сейчас валенки нигде не купить, - возмущается ветеран труда.
    Впрочем, многие пенсионеры Ужесельги переживают по поводу того, что стало с предприятиями, на которых когда-то трудились. Анатолий Яшков много лет проработал водителем автоколонны № 1124.
    - Много было когда-то у нас техники. Грузовики, автобусы, - вспоминает он. - Сейчас там, кажется, одна контора осталась. И здесь, в Ужесельге, был совхоз. Был, да сплыл.
    Пенсионер Анатолий Михайлович живет в Ужесельге с послевоенного времени. Свой дом, еще крепкий на вид, он когда-то перевез из Петрозаводска.
    - И вот эти старые двухэтажные дома раньше стояли чуть пониже, там дороги не было, а здесь ее построили. Всем миром переезжали на новое место, - рассказывает пенсионер.
    На центральной улице на каждом столбе висят фонари. Горят ли они по ночам? Анатолий Михайлович утверждает, что все хорошо, освещение есть. Галина Павловна другого мнения: по ночам темно, как в преисподней. Кому верить? Один из фонарей накренился, и воробьи устроили там гнездо. Сидит птаха в фонаре, громко чирикает, подзывая разделить с ней радость бытия в таком славном домике.
    Бесценное богатство
    В Ужесельге находится скважина, где с глубины почти 100 метров поднимается чистейшая, отвечающая всем химическим требованиям вода. Почти бежит, толкая перед собой тележку с 40-литровым бидоном, подросток.
    - Много ли народа в очереди за водой? - поинтересовался я у паренька.
    - Сегодня мало: городские приезжают в основном по выходным. Мы, местные, воду набираем без очереди, - сказал подросток, назвавшийся Тимой.
    Действительно, очередь к трубе была незначительной. Из города приехали всего 5 машин. В выходные же дни бывает такое нашествие страждущих чистой воды, что на дороге нет места для проезда.
    Людное место облюбовала торговка молоком и творогом Надя. Молочко от своей коровки, четырехпроцетной жирности по 30 рублей за литр, 1,5 килограмма творога по 80 рублей. Торговля идет не очень бойко, хотя цены не кусаются.
    Что поражает: даже возле воды, в таком месте, которое надо беречь пуще глаза, горы мусора, в основном из пластиковых бутылок.
    Хрюшки в опале
    В каком бы селе Карелии я ни был в командировке, обязательно стремлюсь встретиться хотя бы с одним из местных фермеров, чтобы узнать проблемы, с которыми они сталкиваются на своем трудовом пути. Ужесельгского фермера Алексея Вишнякова найти оказалось легко: на центральной улице к столбу была прибита вывеска <Мясо> и стрелочкой указано, куда надо идти.
    Алексей Николаевич показал свое хозяйство. В большом теплом свинарнике много пустых клетей.
    - Могу не менее сотни голов держаить, места всем хватит, но сейчас только 20, - говорит А. Вишняков. - А все потому, что нет рынка сбыта. Предлагают мне реализовывать свинину по 80 - 100 рублей за килограмм, но это же себе в убыток. Вот если бы по 150 рублей, тогда бы и оборотные средства появились, хозяйство бы окрепло и расширилось.
    Фермер возмущен, что людей кормят замороженным низкого качества импортным мясом.
    - В первую очередь в детские сады, школы, воинские части мы могли бы поставлять парную свинину, но нам ставят препоны, - говорит А. Вишняков.
    В свинарнике дремал огромный хряк.
    - Это Федор, хозяин гарема. Скоро будем принимать поросят от маток. За молодняком люди приезжают. Живя в деревне, хотя бы одного поросенка надо держать.
    Земля - богатым
    Лет 5 я не был в Ужесельге и удивился тем изменениям, что здесь произошли. Тогда среди крестьянских изб выделялся своей фундаментальностью дом известного политика и хозяйственника В. Собинского. Ныне этот дом уже не выглядит дворцом. В деревне и в ее окружении поднялись коттеджи, затмившие своей роскошью <гнездо> политика. В Шуе коттеджи ставятся на мелиорированных землях, в Деревянном жмутся поближе к берегу Онежского озера, в Ужесельге они всюду.
    Вместо крестьян, что-то выращивающих, кого-то откармливающих, в близлежащих деревнях и поселках появился новый прекрасно себя чувствующий безбедный класс - дачник. В Ужесельге новоселов по привычке называют новыми русскими, и при этом говорят, что им не нужны ни фермы, ни свинарники, от которых исходит неприятный аммиачный запах.
    - Но почему бы этим дачникам не строится где-нибудь отдельно, не выдавливать коренных жителей с их земель? - задает вопрос Галина Павловна и приводит в пример расположенный невдалеке дачный поселок. Возле асфальтированной дороги люди расчистили от леса (при этом, правда, погубив уникальную рощу вязов) участок и поставили свои дворцы. Живут и никому не мешают. В Ужесельге же, и это чувствуется из разговоров с сельчанами, <новые русские> вызывают раздражение у огородников. Но поздно что-то менять. Совхозов нет - земля достается богатым.

Олег ТАРАКАНОВ



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2009