Профессионал
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Геология не имеет границ!

Подъем, как в армии, в 6.30, поход на работу почти всегда пешком. Директор Института геологии КарНЦ РАН Владимир ЩИПЦОВ покидает кабинет одним из последних. Дома ужин, бытовые хлопоты, а затем (не каждый день, но довольно часто) опять за работу до двенадцати, а то и до часу ночи.
    Только недавно (22 апреля) Владимир Владимирович отметил свой юбилей, теперь же (24 мая) грядет юбилей института геологии. Ни много ни мало, а 120 лет на двоих получается! В плотном графике дел нам все-таки удалось найти время побеседовать о семье, об институте и о проблемах российской науки.
    Нужно болеть за своих сотрудников
    – Расскажите, каких жизненных позиций вы придерживаетесь?
    – В первую очередь стараюсь доверять людям. Верю, что у каждого есть много положительных качеств, которые порой и не разглядишь при первой встрече, но нужно стараться это делать! Честность, правдивость, трудолюбие – при их наличии гораздо легче общаться с людьми, особенно если они видят, что это не наигранно. В этом случае всегда можно надеяться на ответную адекватную реакцию.
    Кроме того, в геологии высока ценность коллектива. Особенно остро чувство плеча товарища ощущаешь во время полевых работ.
    – Обычно любят ругать начальство. Скажите, как вы думаете, что должен делать руководитель, чтобы подчиненные любили его?
    – Ну любили – это слишком громко сказано. Здесь правильнее говорить об уважении. И главный принцип: относись к людям так, как ты хочешь, чтобы они относились к тебе!
    У меня в определенные дни есть время для общения с подчиненными по личным вопросам. Я всегда стараюсь вникнуть в суть проблемы и, если это в моих силах, помогаю в ее разрешении. Мне кажется, что руководитель, какого бы ранга он ни был, должен всей душой болеть за подчиненных. Ведь на работе мы проводим, как минимум, треть своей жизни, посему человек должен чувствовать себя в коллективе как дома. Между начальством и сотрудниками необходима постоянная связь, образно выражаясь, мост, по которому можно свободно передвигаться в обоих направлениях, а не только куда нужно руководству.
    Хотел кашеварить, но стал изучать недра Земли
    – Каким было ваше детство?
    – Отец был военным офицером, артиллеристом. Прошел всю войну, имеет высокие награды. Мать окончила текстильный техникум, но по специальности практически не работала, потому что все время нужно было ездить за отцом к новым местам службы. Когда началась Великая Отечественная война, нас с мамой и братом эвакуировали из Риги в Кировскую область, а после войны отправили в Австрию.
    В том, чего мы с братом достигли (а он сейчас профессор, преподает в Рижском институте транспорта и связи), большая заслуга отца с матерью. Если бы они сейчас были живы, то наверняка радовались бы за нас!
    – Как получилось, что вы пошли в геологи?
    – Геологом я решил стать, когда еще учился в школе. Сильнейшее впечатление на меня произвела книга В. Обручева «Полевая геология». Прежде чем поступать в университет, решил поработать в геологической экспедиции. За это время мы даже открыли небольшое месторождение глины в Лудзенском районе Латвии, где благодаря выявленным глинам и пескам-отощителям был построен кирпичный завод.
    В 1959 году я поступил на геологоразведочный факультет Ленинградского горного института и окончил его по специальности «Разведка месторождений полезных ископаемых». За время учебы смог побывать в разных уголках страны. Первая практика в Калининградской области, был я и в Восточной Сибири, на Мангышлаке и в Верхоянье.
    – Думали ли о другой профессии, когда были совсем маленьким?
    – Мама рассказывала, что в детстве я хотел стать поваром, но сам этого не помню. В более сознательном возрасте я всерьез увлекся химией, она легко давалась, и у меня были намерения продолжать обучение в этом направлении, но судьба распорядилась по-иному.
    Искать и открывать!
    – В институте геологии вы работаете с 1966 года, прошли все ступени карьеры, вплоть до директора. Выделите несколько самых главных (ключевых) моментов в жизни института за всю его полувековую историю.
    – Все ключевые моменты в истории Института были тесно связаны с общественно-политической ситуацией, которая была в тот или иной промежуток времени в нашей стране. Создан институт в 1961 году на базе существовавших отдела петрографии и минералогии и отдела региональной геологии Карельского филиала Академии наук СССР (ранее, с 1946 года, Карело-Финской научной базы). Директивные партийные и правительственные органы перед геологами ставили всегда конкретные задачи – искать и открывать месторождения полезных ископаемых! Хотя все прекрасно понимали, что необходимо проводить и фундаментальные исследования, так как без них сложно и невозможно делать открытия.
    В первые годы работы института была составлена карта геологического строения Карелии, которая легла в основу всех дальнейших исследований. Важнейшим открытием сотрудников стали одни из самых древних горных пород в мире, кратеры древнейших вулканов, первые следы зарождения растительной жизни на Земле, и все это у нас под ногами!
    Самым большим практическим достижением работников института были детальное изучение геологии железорудного месторождения в Костомукше и правильный научный прогноз запасов. Костомукшское месторождение и по сей день кормит практически всю нашу республику. Сейчас мы активно продолжаем изучение шунгитовых пород, о которых все только и говорят. Целые три лаборатории в стенах научного центра проводят исследования в этом направлении.
    Кроме того, институт всегда славился организацией научных конференций. К нам приезжали ученые со всех уголков Советского Союза. После распада СССР появилась возможность активно развивать международное научное сотрудничество, и в первую очередь с ближайшими соседями – Финляндией и Норвегией. Несмотря на границы интересы в геологии у нас всегда были одинаковыми, так как породы одни и те же. Геология ведь границ в политическом смысле не имеет, у нее свои границы!
    Сейчас мы активно готовимся к юбилею института, к нам приедут многочисленные почетные гости (среди них будут видные ученые-геологи страны, профессора, геологи зарубежья). И это тоже ключевой момент для нас, потому что на каком уровне мы проведем все запланированные мероприятия, такой имидж на ближайшие годы у нас и будет. Но я уверен, что все пройдет очень хорошо! Люди, которые сейчас задействованы в этом, подходят к своим обязанностям ответственно, и это не может не радовать.
    Долгий путь
    – Расскажите, как вы попали в институт геологии? Думали ли, что проработаете в его стенах всю жизнь, станете директором?
    – Конечно, не думал, что буду директором. Более того, я вообще постоянно сомневался, что это то самое место, где я должен быть. Мне казалось, что нужно сначала поработать на производстве, а потом уже заниматься научными исследованиями. Но Кауко Кратц, который был директором института геологии в то время, когда я приехал в Петрозаводск, убедил меня попробовать свои силы здесь. Тем более что некоторый производственный опыт у меня уже был.
    А вообще, после окончания университета и службы в армии я мог поехать и в Якутию, и в родную Ригу, но мне посоветовали поехать в столицу Карелии, где создан молодой институт геологии и куда охотно берут молодых специалистов, предоставляя им сразу, что немаловажно, сносное жилье в местечке Сайнаволок.
    После защиты кандидатской диссертации в 1977 году я опять встал на перепутье. И в этот момент Михаил Стенарь, исполнявший долгое время обязанности директора института, предложил мне стать ученым секретарем. В этой должности, сопряженной с большой ответственностью, я проработал 7 лет. Здесь проявились мои организаторские способности, умение находить общий язык с людьми и т.д.
    В 1985 году новая веха: в институте образовалась лаборатория геологии и технологии неметаллов (ныне лаборатория геологии, технологии и экономики минерального сырья), и мне предложили возглавить ее. Собрав необходимое количество материалов, в 2000 году я защитил докторскую диссертацию. А через два года ученый совет института выдвинул меня по конкурсу на должность директора. То есть, как видите, путь от лаборанта-исследователя до руководителя научного учреждения был и долгим, и полным постоянных сомнений, но, поскольку в жизни не бывает ничего случайного, скорее, все закономерно, я думаю, что нахожусь сейчас на своем месте.
    – Кроме института геологии вы возглавляете еще и кафедру геологии и геофизики ПетрГУ. Хорошо или плохо, на ваш взгляд, сказался бы переход науки из академии в университеты, как это принято в США и Западной Европе?
    – Если бы за 300 лет существования академической науки в нашей стране мы не дали бы миру столько выдающихся ученых, открытий, то можно было бы говорить о неэффективности российской научной системы. Все попытки навязать нам западные стандарты и в образовании, и в науке могут привести к полному развалу и того, и другого. Мы выстояли, пережив немало очень трудных моментов. Правильную политику осуществлял Сергей Рыбаков, будучи директором в начале 90-х. И я уверен, что мы выстоим и в дальнейшем!
    Я категорически против того, чтобы переводить науку в университеты. Зачем это делать, если можно просто наладить взаимосвязь с кафедрами и факультетами, чтобы все получали от этого взаимоотношения только выгоду! Пример такого симбиоза – наша базовая кафедра геологии и геофизики в ПетрГУ. Самая большая заслуга в ее образовании принадлежит именно сотрудникам Института геологии КарНЦ РАН. Нам необходимо было наладить приток молодых специалистов в институт, и это удалось! Вот в каком направлении нужно работать, вместо того чтобы осваивать чужеродные для нас модели развития.
    Наука – это не просто станок…
    – Молодые люди склонны к сомнениям. Что вы, как человек, активно привлекающий молодежь к работе в КарНЦ, можете посоветовать ей, чтобы скорее обрести стабильность?
    – Во-первых, молодому человеку нужен хороший опытный
    наставник, к которому можно всегда обратиться с любым вопросом. Но здесь как повезет. Может попасться такой руководитель, который отобьет всякое желание заниматься любимым делом… Второй момент: деньги не должны играть решающей роли при выборе профессии (особенно это касается научных работников!). Не стоит сразу стремиться к большим высотам, все, чего человек может достигнуть, придет постепенно.
    Кроме основных обязанностей нужно стараться участвовать в различных мероприятиях всего института. Очень важный момент – самообразование. Новую полезную и интересную информацию следует черпать как из книг, так и из Интернета. Очень важно научиться отделять главное от второстепенного в любой проблеме.
    И еще, наука – процесс творческий и непрерывный. С одной стороны, ученому не нужно с такого-то по такое-то время стоять у производственного станка, но с другой – он должен быть в процессе мышления двадцать четыре часа в сутки.
    – У вас недавно был юбилей, подарили множество подарков. А какой подарок в своей жизни вы запомнили больше всего?
    – Конечно, приятно, когда дарят красивые интересные книги, образцы минералов, которые сам бы никогда не нашел или не купил, технические новинки. Но отдельно стоит сказать о признании твоих заслуг со стороны коллег из других организаций, институтов, стран. Очень приятно получать теплые поздравления от людей, которые раньше казались совершенно недосягаемыми. Например, несколько лет назад я в неформальной обстановке в Петрозаводске с академиком РАН Николаем Павловичем Юшкиным обсуждал много тем, чего раньше не мог даже представить. И самое важное в таких встречах то, что благодаря им люди узнают многое о нашем институте, о Карельском научном центре, о городе и обо всей республике.
    Одно из самых ярких впечатлений в профессиональной деятельности осталось после выступления на XI Конгрессе по индустриальным минералам в Берлине. В зале было около 500 специалистов из более сорока стран. После доклада я, не владея совершенным английским, свободно отвечал на вопросы и даже, как мне казалось, вступал в длительные дискуссии! Впоследствии оказалось, что я был первым представителем нашей страны на этом конгрессе за всю историю. До сих пор иностранные коллеги при встрече вспоминают то выступление, так что оно очень благоприятно повлияло на мои дальнейшие исследования.
    – Остается ли свободное время и как вы его проводите?
    – Для поддержания формы играю в теннис (зимой в спортзале лесотехникума, летом на открытых кортах), не забываю про шахматы (В. Щипцов был лично знаком с чемпионом мира по шахматам
    М. Талем. – Прим. авт.). Телевизор никогда не являлся потребностью, предпочитаю чтение.

Беседовал Захар СЛУКОВСКИЙ



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2011