КАРЕЛИЯ N 83 (2336) за 8 ноября 2012 года

Экономика


Николай Губич: «Кареллеспром» должен быть хозяином, а не свадебным генералом»

Многомиллионные долги, розданная в частные руки лесозаготовительная техника, крайне неэффективная управленческая структура – это ОАО «Кареллеспром» сегодня, утверждает его генеральный директор Николай Губич. Холдинг, в котором контрольный пакет акций принадлежит республиканскому правительству, новый директор возглавил в конце августа этого года. В интервью «Республике» Николай Губич рассказал, какие меры необходимо предпринять, чтобы вывести «Кареллеспром» из кризиса.

Шоковое состояние

– Николай Николаевич, когда вас пригласили на работу в «Кареллеспром», вы предполагали, что столкнетесь с настолько сложной ситуацией?

– Я предполагал, что все плохо, но не ожидал, что настолько. «Кареллеспром» сегодня находится в шоковом состоянии, предбанкротном. Кредиторская задолженность составляет ориентировочно 160 миллионов рублей. Добавьте к этому еще нагрузку по кредиту Банка ВТБ – 78 миллионов. То есть холдинг имеет порядка 238 миллионов рублей просроченной задолженности. Его счета периодически арестовываются, много исковых заявлений в суды от кредиторов.

– Каким образом «Кареллеспром» дошел до такого состояния?

– За последние несколько лет «Кареллеспром» постепенно перешел от самостоятельной заготовки древесины к так называемой продаже леса на корню. Здесь, правда, это называется «продажа несортированных круглых лесоматериалов», но иная формулировка не меняет сути: лес заготавливают частные подрядчики. Все 300 единиц техники, имевшейся в распоряжении холдинга, были отданы им в аренду. Первые вопросы, которые я задал, когда пришел сюда, были: «На каких условиях отдавалась техника? Оформлялись ли акты осмотра техники?» Оказалось, ничего подобного не было. Технику арендаторы получали по списку, одному 50 единиц, другому 30 единиц. Сейчас этот парк, хоть и продолжает числиться на балансе «Кареллеспрома», практически убит, ведь никто не обслуживает его должным образом.

– То есть частные коммерческие структуры, пользуясь техникой фактически государственного холдинга, снимают сливки?

– Да, забирают себе то, что хотят, – высоколиквидную древесину, а низколиквидная остается «Кареллеспрому». При этом на продаже несортированных круглых лесоматериалов «Кареллеспром» зарабатывает всего 220 рублей с кубометра – это, так сказать, на бумаге. А в реальности гораздо меньше. Дело в том, что холдинг уже долгие годы не осваивает расчетную лесосеку, а она сегодня составляет 1 миллион кубометров.

– В прессе мелькают другие цифры – 700–800 тысяч кубометров…

– Такие заниженные цифры, я думаю, появляются в СМИ именно потому, что миллион кубометров «Кареллеспром» никогда не осваивал. На самом деле объем расчетной лесосеки именно таков, как я сказал. И холдинг платит за аренду всего этого объема. Так что, если учесть эти затраты при освоении лесосеки где-то на 70%, получается, что с каждого кубометра «Кареллеспром» зарабатывает в лучшем случае 100 рублей. Ни о какой рентабельности в таких условиях говорить даже не приходится. Отсюда и растущие долги холдинга, в том числе в бюджет по арендным платежам.

«Кареллеспрому» должны больше 140 миллионов

– Насколько известно, самому «Кареллеспрому» тоже кругом должны: потребители не рассчитываются за поставленную продукцию…

– Именно так. В целом по состоянию на 1 сентября дебиторская задолженность составила почти 149 миллионов рублей. Возникает вопрос: не станут ли некоторые из этих должников в ближайшее время банкротами?

– А сейчас насколько велика доля безнадежных долгов, которые взыскать не удастся, потому что предприятия-должники обанкротились и исчезли с горизонта?

– За минувший год в результате банкротства дебиторов «Кареллеспром» потерял 106 миллионов рублей. Более того, холдинг теряет немалые средства из-за штрафных санкций, которые накладываются на него по вине подрядчиков, нарушающих правила лесозаготовок. В частности, подрядчик совершает самовольную рубку, она выявляется с помощью космического мониторинга, а ответственность несет арендатор – «Кареллеспром». Только по итогам прошлого года холдингу требуется выплатить таких штрафов на сумму более 20 миллионов рублей. В этом году – еще 10 миллионов рублей.

– Вы нарисовали действительно очень тревожную картину. Не следует ли из нее, что и сам «Кареллеспром» не сможет избежать банкротства? По крайней мере, об этом ходят упорные слухи…

– Задача поставлена совершенно иная – спасти «Кареллеспром». Первые шаги будут предприняты уже в ближайшее время. С 1 ноября ни один подрядчик больше не получит леса по договору продажи несортированных круглых материалов, только по договору подряда за деньги. Должен работать универсальный закон экономики «деньги – товар – деньги», а не странная схема «деньги – товар – товар»… и так до бесконечности.

«Люди должны работать, а не сидеть в Петрозаводске»

– А как вы прокомментируете информацию о том, что ряд сотрудников «Кареллеспрома» уже получили уведомления о сокращении в связи с реорганизацией?

– О реорганизации хотелось бы сказать особо. В «Кареллеспроме» сложилась весьма своеобразная управленческая практика. Практически весь лесной фонд, арендуемый холдингом, находится в Пудожском районе. А заместитель по производству где? В Петрозаводске. И здесь же весь производственный отдел. Механическая группа тоже в Пудоже, а главный механик опять же в карельской столице. Можно эффективно руководить производством, которое расположено на расстоянии 400–600 км от места управления? Конечно, нет. Инженерно-технический персонал зачастую понятия не имеет о состоянии дорог, техники, объемах леса на складах. Руководители не могут оперативно принимать нужные решения.

Эту ситуацию надо в корне менять. Именно этого мы хотим добиться в результате реорганизации. Из 114 с лишним сотрудников уведомления вручены 39 работникам. Из них действительно будут сокращены 10–11 человек. Остальным будут предложены новые условия труда по месту производства. Люди должны реально работать, а не сидеть в Петрозаводске, получая зарплату.

«С разбитым корытом воды не наносишь»

– Вы говорите – по месту производства. Но ведь, как следует из сказанного вами выше, производства-то как такового в «Кареллеспроме» уже не осталось…

– А вот это будет следующий шаг – добиться, чтобы холдинг вновь стал самостоятельно заготавливать лес и полностью осваивать расчетную лесосеку. Для этого предлагается создать структуру, которая будет выполнять функцию генподрядчика. Сегодня арендованный холдингом лесфонд расположен на достаточно компактной территории, там есть возможности применить современные виды использования лесных ресурсов. Мы планируем приобрести 16 единиц импортной дорожной техники – экскаваторов, бульдозеров, грейдеров для строительства лесных дорог, 20 единиц современной лесозаготовительной техники и создать 20 заготовительных комплексов, с тем чтобы уже в следующем году вырубить не менее 1 миллиона 200 кубометров леса. И при этом выполнять все мероприятия по лесоустройству и лесовосстановлению, которые подрядчики сегодня зачастую не исполняют.

Понятно, что решение будет приниматься совместно с крупнейшими акционерами, наряду с правительством республики это ЗАО «Инвестлеспром». Сейчас мы разрабатываем концепцию, которую представим затем совету директоров. Что касается поставок леса, который мы планируем заготовить, то интенсивно обсуждаем эту тему с «Инвестлеспромом», уверен, что найдем решение с местными потребителями.

– То есть вы уверены, что несмотря на все сложности перспективы у «Кареллеспрома» есть?

– Да, если он станет хозяином в арендованном лесном фонде, а не свадебным генералом. Сегодня же получается, что прибыль от продажи заготовленного леса получают все, кому не лень, только не «Кареллеспром». Между тем это ведь тоже своего рода бренд республиканской экономики, у него имеется опыт работы не только с российскими, но и с финляндскими партнерами. Но с разбитым корытом воды не наносишь. Необходимо кардинально менять подходы к деятельности холдинга.

Наталья ОВСЯННИКОВА

Содержание


Карельская береза может исчезнуть

В Законодательном Собрании прошли парламентские слушания на тему «Лесной сектор Карелии: проблемы и пути их решения».

Министр по природопользованию и экологии Карелии Виктор Чикалюк выступил с докладом на тему «О реальном состоянии лесного сектора РК и перспективах его развития».

В докладе прозвучало, что лесной сектор все больше сталкивается с необходимостью адекватного реагирования на изменения экологических требований, глобализацию рынков, усиление конкуренции продукции и технологий. Между тем отрасль находится в системном кризисе. Требуется официальное признание необходимости коренного изменения Лесного кодекса, который служит основным препятствием на пути развития лесного комплекса, в частности, сталкивая лбами интересы арендаторов и пользователей недр.

Огромные долги, которые накопили арендаторы за пользование лесными ресурсами, сегодня превратились в одну из самых больших проблем, тормозящих развитие отрасли. Своего решения ждут и проблемы проведения межевания и кадастрового учета лесных участков, возникновения несанкционированных свалок и другие.

Виктор Чикалюк также сообщил, что существует задолженность и перед самими арендаторами. В частности, в настоящее время долги целлюлозно-бумажных комбинатов по оплате поставленной древесины лесозаготовительным предприятиям республики превысили 160 миллионов рублей.

Как отмечено в содокладе председателя Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров РК Андрея Пладова, задержки в расчетах целлюлозно-бумажных комбинатов за поставленную древесину привели к ухудшению финансового состояния ряда лесозаготовительных компании Карелии. Так, Кондопожский ЦБК не рассчитывается с некоторыми поставщиками с апреля. Сегежский ЦБК из-за затоваренности сырьем вообще перестал закупать древесину, Питкярантский целлюлозный завод обратился в Арбитражный суд Карелии с иском о признании предприятия банкротом и также прекратил оплачивать поставки сырья.

– На фоне наших соседей по Северо-Западу Карелия значительно сдала свои позиции в лесозаготовке. Ленинградская область заготавливает 6,5 миллиона кубометров, Вологодская – 12,3 миллиона кубометров, Архангельская область – 10,3 миллиона кубометров, Карелия – чуть больше 5 миллионов, – сказал Андрей Пладов.

О том, что в Карелии экстенсивные методы ведения лесного хозяйства могут привести к уничтожению генофонда ценной карельской березы, рассказал заведующий лабораторией лесовосстановления Института леса Карельского научного центра РАН Александр Соколов.

– Карельская береза постепенно исчезает, а естественным путем не восстанавливается. При этом она активно выращивается в Финляндии, Белоруссии, а Карелия теряет ценный ресурс – генофонд и бренд республики, – сказал заведующий лабораторией.

По его словам, принятая карельским правительством региональная целевая программа сохранения генофонда карельской березы не работает.

– Институтом леса разработаны ресурсосберегающие технологии выращивания карельской березы на отвалах горных разработок, нуждающихся в рекультивации, но спроса на них нет, так как подход промышленности республики узковедомственный, – добавил Александр Соколов.

По мнению ученых, используемый метод экстенсивного ведения лесного хозяйства в течение ближайших 20 лет приведет к исчезновению эксплуатационного запаса хвойных насаждений в СЗФО.

– Опыт Финляндии и результаты научных разработок Института леса указывают на целесообразность перехода на интенсивный метод лесовосстановления. Но какой интерес арендатору проводить качественное лесовосстановление, если срок аренды не больше 49 лет? Условия продления договоров аренды не дают гарантии, что выращенный высокопродуктивный лес останется в его распоряжении, – резюмировал Александр Соколов.

Принимавшая участие в работе парламентских слушаний депутат Государственной Думы Валентина Пивненко проинформировала собравшихся о том, что сейчас в российском парламенте создана рабочая группа, которая будет проводить ревизию Лесного кодекса и практику его правоприменения. Сама Валентина Пивненко тоже вошла в эту группу и предложила участникам выбрать представителя, который мог бы принять активное участие в ее работе. Пивненко со своей стороны пообещала оказать поддержку тем предложениям, которые будут выработаны в Карелии и направлены в парламентскую рабочую группу.

Юрий ШЛЯХОВ

Содержание