Политика
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Алексей Бахилин: «Наша задача – обеспечить прозрачность выборов и легитимность результатов»

14 сентября, в единый день голосования, в Карелии пройдут выборы в муниципальные органы власти. Выдвижение кандидатов началось уже на прошлой неделе. Об особенностях грядущей предвыборной кампании корреспондент побеседовала с председателем Центральной избирательной комиссии РК Алексеем Бахилиным.
    – Алексей Евгеньевич, насколько масштабной будет эта избирательная кампания для республики?
    – Эта избирательная кампания в органы власти муниципальных образований является значимой: в списки избирателей включено 39 тысяч человек. Это уже говорит о масштабах. Кроме того, выборы пройдут в 14 муниципальных районах и 2 городских округах. То есть только в двух районах республики не будет избирательных кампаний.
    – Но число выборных должностей, за которые будут бороться кандидаты, на сей раз не так велико, как на выборах в сентябре прошлого года, когда речь шла более чем о тысяче мандатов?
    – Да, в целом по республике пройдут 56 избирательных кампаний, замещаться будет 81 должность депутатов и глав местного самоуправления. Повышенное внимание, как правило, уделяется выборам в городских округах: на сей раз в Петрозаводский городской Совет, где будут замещаться две должности депутатов, а также в Совет Костомукшского городского округа, где речь идет также о двух депутатских мандатах. И основная концентрация политической борьбы, конечно, ожидается в этих округах, учитывая непростую политическую ситуацию в этих муниципальных образованиях.
    – Насколько известно, в этом году возвращена возможность для избирателей проголосовать досрочно. Как вы относитесь к этим изменениям?
    – Действительно, теперь граждане при наличии уважительных причин могут проголосовать досрочно: в территориальной избирательной комиссии – за 4–10 дней до единого дня голосования, в участковой избирательной комиссии – за 3 дня. Это максимальные сроки, которые позволят обеспечить реализацию прав граждан на волеизъявление. Но, еще раз подчеркиваю, это при наличии уважительной причины и невозможности прийти на избирательный участок в единый день голосования.
    Мы очень долго этого ждали, и я к этому отношусь очень положительно. На мой взгляд, есть определенный перекос, когда некоторые политические деятели любят спекулировать на тему фальсификаций и требуют под видом борьбы за чистоту и прозрачность выборов тех или иных ограничений, например, отмены досрочного голосования. Безусловно, пресечение и профилактика нарушений на выборах – важнейшая задача. Но главным все-таки является соблюдение конституционного права граждан избирать и быть избранным. И на этой основе необходимо выстраивать эффективные механизмы обеспечения прозрачности и честности выборов. Это, в частности, обязательное участие при досрочном голосовании двух и более членов комиссии, представляющих политические партии и имеющих право решающего голоса. И меня удивляет, когда некоторые политические партии заявляют о фальсификациях на выборах, а у них в каждой участковой комиссии есть свой представитель. Говорю сейчас не о Карелии – у нас такие заявления в последнее время встречаются нечасто, но в ряде других российских регионов тема звучит регулярно. Поэтому возникает встречный вопрос к политическим партиям: как вы работаете со своими кадрами, как обучаете, как формируете свое представительство в УИКах?
    Мы со своей стороны провели обучение всего состава территориальных и участковых комиссий по работе в рамках нового законодательства, они получили методические рекомендации, образцы документов. Кроме того, всегда на наши обучающие семинары приглашаем представителей всех политических партий. Например, в Петрозаводске в прошедшем недавно семинаре представители партий участвовали в течение всего дня, могли задать любые вопросы членам как территориальной, так и Центральной избирательной комиссии.
    Наш принцип – это полная открытость формирования и работы комиссий, принятия решений, а основная задача – обеспечить честные, прозрачные выборы и легитимность результатов. Избирательные комиссии – это инструмент защиты конституционного строя и прав граждан, доверяющих своим избранникам представлять их интересы во власти.
    – Эти принципы никто не оспаривает, но практика показывает: в последнее время речь все чаще идет не о каких-то откровенных и грубых нарушениях вроде «каруселей» на участках или вброса бюллетеней. Сомнения зачастую вызывают политтехнологии, которые, так сказать, балансируют на грани законности. Не секрет, например, что те или иные бизнес-группы нередко содержат собственные «электоральные армии», которые бросают в бой, когда нужно провести своих кандидатов. Формально нарушений может и не быть, а по сути получается все та же борьба кошельков…
    – В любом случае противодействие подкупу избирателей, в какой бы форме он ни производился, – это проблема, которая должна решаться совместно с правоохранительными органами. ЦИК России проводил обучающие семинары совместно с МВД, заключено соглашение с Министерством внутренних дел, был снят обучающий методический фильм для сотрудников. Со своей стороны ЦИК Карелии подготовила бланки протоколов об административных правонарушениях, чтобы дать стражам порядка предметное представление о том, на какие нюансы в ходе избирательной кампании надо обращать внимание, как должна производиться фиксация нарушений. От эффективности работы правоохранительных органов сегодня во многом зависит как пресечение нарушений, так и профилактика, которая бы делала невозможным в том числе подкуп избирателей.
    Ведь о чем ваш вопрос? Фактически о том, что посредством определенных политтехнологий производится искажение мнения избирателей: заключаются договоры якобы на участие в агитации за кандидата, а по сути речь идет об организации массового голосования за этого кандидата с последующей оплатой.
    – То есть, если расставить все точки над i, то о массовом приводе избирателей на участки…
    – Это, безусловно, приводит к тому, что результат выборов в итоге не отражает реального мнения избирателей, это подрывает доверие как к самому институту выборов, так и к органам власти, которые формируются по итогам выборов. Поэтому я считаю, что борьба с такими явлениями должна идти по двум направлениям: первое – это, как я уже сказал, профилактическая работа надзорных и правоохранительных органов и пресечение подобных действий; во-вторых, разъяснительная работа с гражданами, избирателями, чтобы они понимали: под видом агитации может скрываться подкуп.
    Можно ли пресечь такие нарушения? Можно, прецеденты в других субъектах РФ есть, когда после сбора информации и анализа того, сколько граждан проголосовало по таким «договорам на агитацию», потом отменяли результаты выборов. Это системная работа, которой могут и должны заниматься правоохранительные структуры. Еще один вариант: если представители тех или иных политических партий, другие кандидаты соберут такую доказательную информацию, то и избирательные комиссии могут давать свою оценку, направлять материалы для рассмотрения в МВД, прокуратуру, выражать свою позицию при принятии судебных решений.
    – Если продолжать тему о легитимности результатов выборов, то немалое значение имеет явка избирателей на участки. На муниципальных выборах она всегда существенно ниже, чем на выборах региональных, а тем более федеральных. И это играет на руку тем самым местным бизнес-группам, о которых мы говорим: они, как правило, заинтересованы в максимально возможном снижении явки, чтобы отсечь голосующих «не так» граждан и без лишних проблем продвинуть своих кандидатов. Что предпринимает ЦИК, чтобы все-таки разбудить активность избирателей и убедить их не оставаться в стороне от участия в голосовании?
    – Во-первых, есть традиционные предусмотренные законодательством формы. Это письменное извещение каждого избирателя о выборах, которые проходят в их округе по месту проживания, информирование через СМИ. Этот механизм используется как ЦИК, так и территориальными избиркомами в районах. Конечно, большую роль в информировании играет агитационный период. От степени участия всех кандидатов в агитационной работе и качества этой работы зависит явка избирателей. Именно от качества, потому что, когда перехлестывают через край черные пиар-технологии, это зачастую приводит к обратному эффекту, то есть люди не верят ни одному из кандидатов и на выборы не идут.
    Поэтому мне кажется, что должен быть обоюдный процесс: избиркомы выполняют свои функции в рамках поставленных законодательством задач, но это не снимает ответственности с политических сил, с политических партий за разъяснительную работу в своих округах о проводимых выборах, кандидатах, их программах. Но зачастую агитация, то есть стремление заручиться доверием избирателей и разъяснить им свою предвыборную программу, подменяется антиагитацией, направленной против конкурентов, на их очернение, что запрещено законом.
    – Вы говорите, «очернение». Но вот такой пример: для участия в довыборах в Петросовет партия «Яблоко» выдвигает кандидата, о котором известно, что это фигурант громкого уголовного дела о незаконном предоставлении земли в Прионежье, возбужденного, заметим, задолго до избирательной кампании. СМИ много писали о том, как в доме этой прионежской экс-чиновницы в рамках расследования проходили обыски… Теперь, после того как этот человек регистрируется в качестве кандидата в депутаты, журналисты что, не должны сообщать о таких фактах в ее биографии?
    – Безусловно, информацию о кандидатах необходимо давать всестороннюю и полную. Речь ни в коем случае не идет о том, чтобы скрывать объективную картину. Закон гарантирует СМИ право выражать свои суждения, позицию, проводить журналистские расследования. И если это объективная позиция, которая основана на проверенных фактах, то СМИ не могут быть ограничены в ее высказывании.
    ЦИК всегда настаивала на том, что вся информация о кандидатах должна доводиться до избирателей, понятно, в тех объемах, которые позволяет закон. Я приведу свой пример: в одном из поселений в Карелии был вопиющий случай, когда один из участвовавших в местных выборах кандидатов в прошлом обвинялся в тяжком преступлении – покушении на убийство собственной супруги. Преступление это, говоря официальным языком, он не смог довести до конца по не зависящим от него обстоятельствам, был признан невменяемым и проходил длительное психиатрическое лечение. И вот этот человек впоследствии пошел на выборы и был избран главой поселения. Недоведение этой информации, несмотря на то что официально кандидат был освобожден от уголовного наказания, до избирателей, по моему мнению, входит в серьезное противоречие с правом граждан избирать достойного представителя в органы власти. Поэтому федеральное законодательство сейчас установило так называемый антикриминальный фильтр, комиссии проверяют всех кандидатов. Работаем и с ними, и с партиями при получении подобной негативной информации, убеждаем, что лучше добровольно отказаться от участия в избирательной кампании. Потому что в противном случае дело доходит до публичной огласки, судов и отмены результатов выборов. Такой пример был не далее как в прошлом году, когда в Прионежском районе депутатом Совета поселения был избран имевший судимость за тяжкое преступление кандидат. Верховным судом Карелии результаты этих выборов были отменены.
    Поэтому считаю, что необходимо информировать граждан о кандидатах максимально объективно, но нужно делать это в правовой плоскости.
    – Если вернуться к разговору о процессе голосования, насколько широко в этом году будут использоваться комплексы автоматической обработки бюллетеней – КОИБы?
    – Комплексы обработки избирательных бюллетеней будут использоваться в Петрозаводске и впервые в одном из районов, в Сегежском, на выборах в Сегежское городское поселение. Согласно рекомендациям ЦИК России мы хотим сделать так, чтобы и районные избиркомы планово поучаствовали в этой работе, чтобы люди понимали, что такое КОИБы, как они действуют. Выборы мэра Москвы показали, насколько высок уровень доверия к комплексам обработки избирательных бюллетеней: отсутствует влияние человеческого фактора, быстро становятся известны результаты. Полагаю, что необходимо и дальше внедрять применение КОИБов в регионах, с тем чтобы максимально автоматизировать процесс голосования и подведения итогов выборов.
    – Карелию также планируется дооснастить современным оборудованием для голосования?
    – На этой неделе к нам поступило новое технологическое оборудование. С 1 июля вступили изменения в федеральное законодательство об основных гарантиях избирательных прав граждан. Согласно этим поправкам на избирательных участках могут быть использованы только прозрачные ящики для голосования, как стационарные, так и переносные. ЦИК РФ провел соответствующую работу по приобретению этого оборудования, они к нам в регион поступили централизованно за счет федерального бюджета и сейчас поставлены во все районы. Это еще один шаг к тому, чтобы сделать выборы более открытыми и повысить доверие граждан к работе избиркомов.

Наталья ОВСЯННИКОВА



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2011