Культура
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Гипноз музыки

Дирижер всегда на виду. Такая штучная профессия. И очевидно, что дирижером надо родиться. Кто не знает Геннадия Ивановича Миронова, заслуженного деятеля искусств России и заслуженного работника культуры Карелии? Вот уже 40 лет он главный дирижер и художественный руководитель Оркестра русских народных инструментов «Онего», у которого своя публика и зал всегда полон. 8 декабря маэстро отметил свой 70-летний юбилей. Мы встретились с Геннадием Ивановичем в его кабинете накануне юбилейного концерта, в котором участвовало 18 прекрасных солистов из России.
    – 1 декабря 1974 года, то есть 40 лет назад, мы с оркестром начали свою первую репетицию, – вспоминает Геннадий Иванович. Память у него отменная, помнит, как пионером в 1957 году был в плавучем пионерском лагере на корабле по маршруту Москва – Астрахань, как позже с тем же баяном плавал на шикарном новеньком чешском корабле «Украина». Том самом, что уже под новым названием «Болгария» затонул два года назад. Всю свою жизнь Миронов много учился. «Семя упало на благодатную почву», – смеется Геннадий Иванович. Он был способным учеником с отличным слухом, и всегда находились педагоги, готовые бесплатно (это ж было советское время!) помочь мальчику. Сначала был школьный учитель пения Владимир Дидковский, обучивший Гену музыкальной грамоте. В музыкальную школу он поступил сразу в 3-й класс, окончил экстерном. Потом учился одновременно в 10-м классе и музыкальном училище, а еще и работал на лентоткацкой фабрике баянистом, хотя в трудовой книжке было записано: «Сантехник I разряда».
    «Я чистокровный шестидесятник! – с гордостью говорит Миронов. – Эх, что это было за время! В Казани тогда молодежь собиралась в кафе, читали Евтушенко, Ахмадулину, Вознесенского...» Тогда он накопил денег и сам себе купил первый концертный баян, а стоил он тогда немалых денег. Костюм для занятий был протертый от баяна не только на коленках: занимались по 6–7 часов. Уже тогда он понял, что будет музыкантом несмотря на нищенскую зарплату. Зато это работа для души, своей и других, так он рассуждал. Потом были Ленинград, консерватория и прекраснейший педагог по дирижированию – артист, концертмейстер оркестра Мравинского Владимир Столяров. «За все годы учебы, – вспоминает заслуженный дирижер, – я не пропустил ни одного урока по дирижированию. Это было святое для меня».
    Глядя на весь жизненный путь Миронова с позиции сегодняшнего дня, испытываешь такое ощущение, будто ведет его какая-то неведомая сила сверху. «Я чувствую эту силу, – загадочно улыбается мой собеседник, – она охраняет меня всегда, как это было, когда я свалился с семиметровой высоты!»
    Миронов – человек неуемной энергии. Он осуществил мечту своего отца, простого труженика, водителя автобуса, который страстно мечтал, чтобы три его сына вышли в люди, как было принято говорить раньше. Все стали специалистами с высшим образованием. Но заветное отцовское желание, чтобы сын учился музыке, выполнил только самый младший, Геннадий, который и сам проложил дорогу в мир культуры и музыки уже своим детям. Его сын Алексей – оперный певец, солист в престижной труппе Екатеринбургского театра, дочь Анна тоже музыкант, учится в аспирантуре.
    Геннадий Миронов пережил старших братьев. Любопытно, что в рейтинге среди долгожителей дирижеры на первом месте. Считается, что музыка, особенно классическая, продлевает жизнь. Звуковые колебания входят в резонанс с клетками организма, активизируют их обмен и регенерацию.
    – Мы, дирижеры, всегда находимся в экстремальной ситуации, часто нужна просто мгновенная реакция, – размышляет известный дирижер. – У нас очень большие психические, физические и эмоциональные затраты, очевидно, это закаляет. Раньше говорили, что труд дирижера приравнивается к труду молотобойца. Пожалуй, так оно и есть, обычно за концерт теряешь несколько килограммов.
    Существует мнение, что работа дирижера – это не работа, а удовольствие. Геннадий Иванович не соглашается: «Это же адский труд: муки, бессонные ночи, поиски репертуара, составление программы, изучение, анализ и вживание в произведение, его запоминание. В голове всегда ноты, партитуры, а вот когда хорошо отыграешь, тогда да, удовольствие! За это можно все отдать…»
    Геннадий Иванович не просто дирижер, он бессменный руководитель большого профессионального коллектива. Для него важны порядок, дисциплина, организованность. В этом смысле он руководитель авторитарный.
    – Я и дома дирижер, – смеется от души Миронов. – Думаю, жить с дирижером непросто!
    Отвлечься от музыки известному музыканту помогают природа, рыбалка, грибы. У него на даче есть любимый сарайчик с обустроенной мастерской, где Геннадий Иванович отводит душу, мастеря что-то своими руками. «Дома я тоже слушаю музыку, но Шостаковича с утра не каждое утро включаю», – шутит маэстро. Иногда даже шоу смотрит, тот же «Голос».
    Оказывается, хороший музыкант не всегда хороший дирижер. Тут есть свои специфика и особенности. Хотя вот известные мастера своего дела, замечательные музыканты Михаил Плетнев или Владимир Спиваков состоялись как прекрасные дирижеры. Геннадий Иванович считает, что все же есть некоторые определяющие черты характера у дирижера – это воля, умение думать наперед, организаторские способности, умение передать свой энергетический посыл музыкантам, чтобы те его поняли и услышали. Что это? Гипноз, какая-то неведомая сила. Он признается, что не знает. И медведя можно научить играть на рояле. Но здесь не все решает техника, одним словом, как сказал когда-то композитор Римский-Корсаков: «Дирижерство – это темное дело». И все-таки для Миронова главное в его деятельности – это профессионализм и мастерство.

Ирина ЛАРИОНОВА



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2011