АРМИЯ
ТОЧКА ЗРЕНИЯ
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Солдат вернется, ты только жди?



Первого апреля все улыбаются - день такой. Улыбаются нам с экранов, в частности, военкомы, поскольку именно 1 апреля начинается весенний призыв в армию. И с улыбкой говорят, что армии бояться не надо, что служба - дело не только необходимое, но и полезное.
    Случилось мне недавно поговорить с достаточно "продвинутым" подростком, спасенным от призыва заботливой мамашей. Он хочет служить! Он хочет вставать в шесть утра, делать изнурительную зарядку, носить настоящее оружие, разбираться в технике, испытать свою волю железной дисциплиной. Но быть избитым, униженным не хочет. Общаясь со старшими, отслужившими товарищами, от девяти из десяти из них слышит, что служба - это два вычеркнутых из жизни года.
    Современная армия - это, как я понимаю, в первую очередь техника. Я не уверена, что за два года юношу можно научить управлять истребителем или подводной лодкой. Разве что палубу драить или этот, как его там, фюзеляж. Настоящая военная работа - удел профессионалов. Но их-то как раз и сокращают. За два года можно научиться ходить в штыковую атаку. Но вряд ли этот навык пригодится в условиях современного боя. Так чем же они там два года занимаются? Единственный раз слышала от уволенного в запас солдата, что он получил в армии гражданскую специальность, стал компьютерщиком. Остальные вспоминают заснеженный плац, чистку картошки, чью-то недостроенную дачу.
    Любая мать растит свое дитя для счастья. Что сегодня стоит вырастить ребенка - знает каждый. Государство не слишком интересуется, есть ли у матери деньги на еду и одежду для сына, все ли благополучно в семье, есть ли у них крыша над головой, средства на книги и учебники (я думаю, не стоит принимать всерьез крохотное пособие, для получения которого еще надо доказать, что ты совсем нищий). Интерес проявляется, когда вашему ребенку исполняется шестнадцать. Дескать, пора отдавать долг государству. Не слишком, правда, понятно, кто кому чего задолжал в этой ситуации?
    Нужно защищать Родину? Но давайте не смешивать понятия - Родина и государство. Покажите нам, гражданским и несведущим, точку на карте, из которой исходит угроза. Я даже сама могу ее показать, и точка эта будет не снаружи, а внутри границы. Горячей эту точку сделали не внешние враги. Почему мы собственными сыновьями должны платить за политические и экономические ошибки властей, сделавших наших соседей, если не братьев, кровными врагами? Именно там, в Чечне, еще совсем недавно требовались навыки и штыковой атаки, и боя в городе.
    Имеются ли у нас внешние враги? Безусловно. Друзей во внешней политике вообще не бывает, только временные союзники. Для того чтобы друзья и союзники уважали наше мнение, требуется сильная армия. Но сила-то должна быть не мускульная и не количественная. Даже если вся армия во всю мощь гаркнет: "Ура!" - никто не испугается.
    Прохожу как-то мимо Вечного огня. Парнишка в шинели не по росту метет брусчатку, стреляя глазами из-под шапки. Увидя меня, подходит: "Тетенька, дайте рублик!" "А зачем, - спрашиваю,- тебе рублик?" Парень раскрывает ладошку, на ней - три монетки. "Сейчас еще три насобираю, пойду куплю булку!" Я сумку открыла, а в ней на самом верху - пакет с пирожками. Я бы могла предположить, что парень не на булку рублики стреляет, а на пиво, но такими глазами он на эти пирожки посмотрел... Конечно, дала я солдатику и пирожок, и рублик.
    Чего же ради оторвали парня от семьи, от мамкиных пирожков? Метлой махать? Причем впроголодь. Юноши ведь растут чуть не до 22 лет, и в это время ограничивать их в еде? А если у парня гастрит, с которым, кстати, призывают, как и с другими хроническими болезнями, то он на армейской диете гарантированно заработает язву желудка.
    Вообще-то, не дамское это дело - рассуждать, какая должна быть армия, сколько в ней необходимо иметь народу и чем ему заниматься. Данная тема волнует женщин ровно постольку, поскольку многие проблемы пытаются решить за счет детей. Насилие в армейских казармах, о котором часто рассказывают в газетах и телевизионных новостях, - в первую очередь насилие над родителями.
    Говорят о реформах в армии. Однако они незаметны. По-прежнему восемнадцатилетних ребят изымают у родителей и отправляют неизвестно куда. То есть известно, конечно, становится, но - потом. Родителей пригласят на присягу. Если не очень далеко - они приедут, а дальше связь только почтовая. Почему? Почему даже по телефону позвонить нельзя?
    Регулярно перед выборами встает тема армейского призыва. Обещают "охладить" горячие точки. Направлять туда только профессионалов. Или только добровольцев. Бывший президент вообще обещал сделать армию профессиональной, кажется, к 2001 году.
    Я к людям в военной форме отношусь с уважением, почти трепетом. Потому что патриотка. Но к призыву в армию этот трепет не имеет никакого отношения. То, что происходит сегодня, неправильно! Против такой системы российские матери голосуют дважды в год, дружно пряча от призыва своих детей. (Кстати, сделать это, говорят, не так уж трудно.) Когда-то не было на Руси большего позора, чем судьба матери дезертира. Сколько же можно делать вид, что ничего не происходит? Демократия - это, насколько я понимаю, система, при которой не человек для государства, а государство для человека. А гражданским называют общество, где законные интересы гражданина стоят на первом месте.
    Кто разваливает сегодня армию? Уж, конечно, не гражданские своими беспомощными разговорами. Кому-то очень не хочется ничего менять: беспорядок в армии, как в любой другой структуре, обеспечивает кому-то хлеб с маслом, а то и с икрой. Ведь на армию выделяются огромные деньги. Гражданский контроль за их использованием, разумеется, не предусмотрен.
    За повседневной жизнью в армейских казармах нет никакого контроля. По крайней мере такое впечатление складывается, когда смотришь со стороны. О том, как относятся к солдатикам даже высокие армейские чины, свидетельствует такая история: после Нового года, если помните, прошла информация о том, что несколько военнослужащих поступили в госпиталь с тяжелыми обморожениями. Отцы-командиры выгнали их на плац в новогоднюю ночь в нижнем белье. Ужасную новость комментирует генерал: проведено расследование, и выяснилось, что военнослужащие срочной службы распивали спиртные напитки! Дескать, за дело получили! И ни слова о том, что такое наказание, как обморожение, уставом не предусмотрено!
    Конечно, обязательной военная служба является не только в России. Но кошмарные истории рассказывают чаще всего про нашу армию.
    Я не сомневаюсь: случись какая беда, мы, как во все времена, хоть зубами врага загрызем. Почему же в мирное время общество не заботится о повышении авторитета армии и ее боеготовности?

Светлана ФЕДОТОВА



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2003