Путешествие с <Карелией>
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

В краю берендеев

На поезде до Рязани. Затем на автобусе: Реткино, Старожилово, река Ранова, село Красное, Красный Угол, Морозовы Борки, леса, деревушки, пустоши. Фермы с выбитыми окнами. На росстанях разбегаются в стороны не дороги, а полосы рытвин и ям. Поля не пашут - вокруг травы и цветы. Вот оно, Дикое Поле.
    Островком истории сохранился город Сапожок. Кто прозвал его так странно - неведомо. Но местный музей - кладезь отечественной истории. С превеликим любопытством узнали мы от краеведа Тита Трофимовича Попова: <Иван Грозный пожаловал нашим предкам землю и нарек их <мостовой и гатьевой ратью>. Повелел: <По первому конному гонцу готовьтесь, а по второму конному выходите впереди моего войска гати через топь стелить и мосты строить!>.
    Веками жили здесь берендеи. Не былинно-сказочные, а самые настоящие отважные лесные воины, потомки древних племен. Обосновались они в долинах рек Бачур, Колымар, Лукмос, Тумар, Уда и Унгар. Городища их на окраине Дикого Поля позабыты-позаброшены. Но хранят курганы сокровища храброго народа. Клад в деревне Морозовы Борки: татарские монеты XV века и деньги времен Василия Темного (1425 - 1462) и Ивана III (1462 - 1505). В Озерицах нашли 120 арабских монет VIII - IX веков, в селе Кривель - 800 дирхем IX века и 300 золотых Золотой Орды XIV века. На правом берегу реки Пары близ села Можары и возле Глинища обнаружили великокняжеские рязанские серебряные монеты XV века.
    В краеведческом музее посмотрели выставку народного костюма. Мужчины носили рубаху свободного покроя из холста, украшенную вышивкой на вороте и подоле. Штаны из прямых полотнищ заправляли в сапоги или обматывали онучами из ткани, если обувались в лапти.
    Женщины поверх рубахи носили кусок узорной полушерстяной ткани, собранный на поясе, - гашник. Расшитые края его расходились спереди, оставляя открытым подол рубахи. С удивлением рассматривали мы женскую юбку андарак и душегрею - короткую распашную безрукавку со множеством сборок сзади.
    Лапти плели из лыка. Черевички и сапоги шили из толстой кожи (юфть), а праздничные - из более тонких опойки и сафьяна (из шкуры коз).
    Кожаную обувь надевали на холщовые или суконные онучи, носили также меховые онучи и наколенники.
    В древних летописях земли рязанской упоминается крепость на Ногайском шляхе: <Городище Сапожковское на реке на Машке, острог дубовой, а в нем 6 башен. Под двумя башнями двое ворот, а на одной башне колокол вестовой. Всего в Сапожке три церкви>.
    Сохранилась в архиве отписка воеводы Ивана Маслова от 22 июля 1629 года: <В городе зелья и пушечных запасов: два тюфяка медных да три пищали железных, а к ним 86 ядер, да пищаль затинная железная, а к ней 45 ядер железных, да в казне зелья 13 пуд без четверти, да полсема пуд свинцу, да вестовой колокол, а в нем 7 пуд весу>. По Ногайскому шляху кочевники Золотой Орды совершали набеги на Рязань и Москву. Врага караулили конные дозоры, в пограничье ставили сторожи (заставы).
    Из воеводской грамоты 1629 года: <Казаки Пронька Губин да Ивашка Кипреев с товарищи татар побили, а в языцех взяли татарина, и за ту службу дано тем казакам государева жалованья по 3 рубля, да им же дано язычного обоим по 2 рубля да сукно доброе аглинское>.
    В 1676 году, когда крепость Сапожок получила статус города, в ней числилось 263 двора. В селе Чучково насчитывался 221 двор, в Морозовых Борках - 180, в Канино - 155, в Больших Можарах - 150.
    Петр Великий на реке Воронеж Азовскую флотилию строить повелел. По указу великого реформатора лучшие корабельные леса вырубили подчистую. В кратчайший срок спустили на воду 1300 кораблей. Остальную древесину отправили <на канальное и дорожное строение и для нужд войска>. А задумал Петр Великий прорыть канал от Оки до реки Воронеж. Тысячи крестьян согнали на трассу Ока - Проня - Ранова - Хупта - Становая Ряса.
    Война с Оттоманской империей закончилась катастрофой. Все золото царской казны и даже драгоценности императрицы достались туркам. Петр I чудом избежал плена. По условиям мира пришлось разоружить и сжечь Азовскую флотилию. Победители повелели срыть крепости Азов и Таганрог, прекратить торговлю в Азовском и Черном морях.
    Рощи мачтовых лесов не возродились до сих пор. Oголодали-обнищали местные жители без леса-кормильца. Разбрелись в поисках лучшей доли. Восстали тысячи крестьян на строительстве дамб, запруд и плотин на трассе будущего канала. Побили мастеров да офицеров, пожгли новостройки, пограбили запасы. Большой пожар уничтожил весь Сапожок вместе с острогом. Опустел край берендеев.
    Сапожок отстроили во времена <золотой Екатерины> по образу и подобию Санкт-Петербурга. С величественными зданиями, златоглавыми церквами, чугунными мостами и даже ливнесточным дренажом. Он и до сих пор функционирует. Невероятная чистота, церкви, музей, мосты XVIII века - таким предстал перед нами рабочий поселок со странным именем на границе Дикого Поля. Деревянный Покровский храм тут называют уникальным, а он точь-в-точь как Покровская церковь в Кондопоге. Даже крыльцо с такой же ажурной резьбой.
    И только местные названия Адус, Уда, Пара, Ведер, Максы, Сумар напоминают о древнем народе, говорившем на своем языке.

Надежда ЗИНОВЬЕВА,
Олег ГЕОРГИЕВСКИЙ



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2003