Районы
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Банальная история


Анна Гриневич


В двух словах: он бросил ее на 9-м месяце беременности. Она осталась без работы и жилья с двумя детьми. Думала, что не переживет эту драму, а сейчас сама называет эту историю банальной. Мужчины могут не читать.
    Светлана и ее дочь Даша сейчас живут в приюте «Мама-дом». Хозяйка приюта Людмила Драгунова приняла их месяц назад, запретила реветь без повода, собрала специалистов – юристов-психологов. Общими усилиями была выработана стратегия выхода семьи из кризиса.
    «Вот ради таких историй мы и открывали приют. Это ведь только кажется, что беды происходят с другими. На самом деле, любая, даже очень благополучная в социальном плане женщина, может пережить настоящее семейное крушение», – говорит Людмила.
    В интересах семьи мы не называем фамилию героини. Наш фотограф Николай Смирнов постарался построить фотопроцесс с учетом сохранения некоторой анонимности героинь.
    Действующие лица
    Историю Светланы мы записали для того, чтобы женщины, оказавшиеся вдруг в подобной ситуации, не паниковали, а знали, что выход есть. А во-вторых, возможно, кто-то захочет помочь Светлане – деньгами, предложением репетиторства или небольшой работы с документами, арендой жилья. Со всеми предложениями можно обращаться с Людмиле Драгуновой, директору благотворительного фонда «Мама-дом».
    «Мама-дом» – приют временного проживания для беременных женщин и женщин с детьми, находящихся в трудной жизненной ситуации. В команде принимающей стороны есть юрист, психолог и специалист по социальной работе. Все они волонтеры, помогают безвозмездно. За поддержкой в приют может обратиться любая женщина с ребенком, для них проживание в приюте будет бесплатным. Кроме того, фонд оказывает помощь – продуктовую, вещевую – женщинам, не проживающим в приюте, но испытывающим серьезные жизненные трудности. Если вам самим нужна помощь или вы знаете женщин, нуждающихся в поддержке, звоните по тел. в Петрозаводске +7-921-460-21-07.
    История от первого лица
    – Еще совсем недавно у меня были серьезные, как мне казалось, отношения с мужчиной из другого города, из Североморска. У него там свой бизнес, который нельзя надолго оставлять, поэтому наши отношения развивались между городами. Я к нему часто приезжала.
    А познакомились мы в Сочи. Не курортный роман, нет. У него там есть свое жилье. Каждое лето он берет дочку, маму и едет туда отдыхать. А я по семейным обстоятельствам последние два года жила в Сочи.
    Когда мы познакомились, я думала, что он – именно тот мужчина, который мне нужен. Его дочке
    10 лет, он не женат, обаятельный и благополучный. Мы понравились друг другу. Через два месяца наших отношений я забеременела. Он тоже хотел ребенка – эту тему мы обсуждали заранее. Я не собиралась его подставлять или арканить, шантажируя ребенком. Он очень хотел сына, я просто хотела ребенка, и мы вместе приняли такое решение.
    Моя беременность проходила счастливо, наверное. Не наверное, а точно. Дочке я постоянно говорила, что счастлива – летала и порхала. И к нему часто ездила беременная. Ребенок развивался в благожелательной атмосфере – в любви. Стресс начался в конце беременности.
    Мы планировали переехать к нему в Североморск, и я ждала, пока моя дочь окончит учебный год в Петрозаводске. Специально для нас по индивидуальному заказу было оборудовано жилье. Для девочек – его дочки и моей – придумали интерьер их комнаты. Мы вместе ездили по магазинам, выбирали мебель, создавали уют. Все шло к тому, что мы будем жить там вместе долго и счастливо. Мы даже обсуждали будущее нашего общего ребенка – где он будет учиться и кем, возможно, станет. Придумали ему имя.
    Но на 9-м месяце моей беременности он исчез.
    Как это произошло? Настало лето, и он снова уехал на юг. По нашему плану я тоже должна была ехать с ним, но не на машине, а на поезде. У меня был билет. В Сочи мы планировали родить ребенка, а потом оттуда ехать в Североморск. Но я сдала билет и не поехала – у меня живот уже большой был, я испугалась. И это обстоятельство стало отправной точкой нашего кризиса.
    Он очень разозлился, что я не приехала. Может, мужчины вообще не склонны проявлять эмпатию в таком же объеме, как это делают женщины? Или, возможно, он подумал, что причина моего «саботажа» кроется не в ребенке? Я даже не знаю.
    Удивительно, конечно, что он так быстро выкинул меня за борт.
    Весь последний месяц беременности я проревела – у меня все рухнуло, вся моя жизнь, как казалось тогда. Я осталась одна – беременная, без работы и даже без жилья.
    Я очень мучилась. Трижды меня увозили в больницу на сохранение – была угроза преждевременных родов. В итоге я родила Руслана раньше срока. Он даже не позвонил и не поздравил меня. Звонила его мать – оскорбляла и, кажется, специально меня доводила.
    Я родила 22 июля. Месяц я жила, не помня себя. Было тяжело. Рожала в Олонце, а потом жила с родителями в Ильинском. Мама и папа не лезли в мою жизнь. Я надеялась, что все уладится, пройдет время и мой человек поймет, что был неправ, и все вернется.
    Сейчас у меня иллюзий нет. В последнем разговоре он был холоден и сказал, что я могу растить Русика самостоятельно до трех лет, а потом он сам возьмет мальчика на воспитание. Потому что я, по его словам, вгоню ребенка в нищету, а он сможет его обеспечить всем, чем угодно. Меня как будто окатили холодной водой да еще потом и по голове дали этим ведром железным, когда я это услышала. Конечно, ребенок всегда будет со мной!
    Так я оказалась тут, в приюте.
    В Петрозаводске у меня есть квартира, которую я несколько лет назад купила в ипотеку. Кредитная ставка – 18 800 в месяц. Эту квартиру я сдаю за 9 тысяч рублей, деньги раньше уходили на погашение кредита, а сейчас я на них живу. В банке у меня образовался долг. Прежде я и представить бы себе не могла, что когда-нибудь окажусь в такой ситуации. У меня хорошее образование, я всегда работала и неплохо зарабатывала, мы жили как все. Денег хватало и кредит гасить, и отдыхать на море за границей.
    Со стороны может показаться, что моя история банальная. Но когда ее переживаешь ты сам, возникает ощущение трагедии вселенского масштаба. Во всяком случае, поначалу.
    Сейчас, на данную минуту и секунду, я понимаю, что все, что со мной произошло, – к лучшему. Бог дал мне ребенка – это такое счастье! Хорошо, что я живу не с чужими людьми в семье – как бы они себя повели после родов по отношению ко мне? На их-то территории. У меня ведь в Североморске ни работы, ни друзей, ни жилья. А город закрытый.
    Ладно, не будем об этом. Жизнь все равно все расставляет на свои места. Зато у меня есть сын и я познакомилась с Людмилой из «Мама-дома». О приюте мне рассказала подруга, когда я попала в ДРБ с Русиком. У моего сына порок сердца, но случай не сложный, не требующий оперативного вмешательства. Я уверена, что со временем нам снимут этот диагноз.
    Мне некуда было идти из больницы с двумя детьми. Дочке нужна была городская школа, ей скоро ЕГЭ сдавать, поэтому я не могла возвращаться к родителям в Ильинское. Людмила нас приняла, и это стало отправной точкой, после которой я, как птица Феникс, начала возрождаться.
    В приют я пришла в плохом состоянии. Не знаю, что было бы, если бы не фонд. Наверное, я сломалась бы. Сейчас мысли мои структурировались, и я знаю, как мне двигаться дальше, что делать и как делать. У меня есть поддержка в лице Людмилы, которая не сюсюкает и не гладит по голове, а предлагает реальные варианты выхода из кризиса.
    Первым делом я подам в суд на выплату алиментов. Мои интересы будет представлять юрист, сотрудничающая с фондом «Мама-дом». Людмила предложила мне подработку в фонде. Буду помогать ей с документами – я с бумагами «на ты».
    План жизни дальше такой. Я буду снимать квартиру напополам с сестрой, она работает проводником. Начну работать в фонде и у меня есть еще варианты с подработками. Рассчитываю на передышку в выплате кредита. В идеале на год. Самая главная нынешняя задача – начать зарабатывать деньги. Мне нужно встать на ноги, выучить дочь и обеспечить будущее сына. Даша хочет поступить учиться на факультет международных отношений. Я уже вижу ее активным человеком в самой гуще жизни.
    У меня нет желания мстить. Я отключила этот режим в целях экономии энергии для жизни. Но я знаю, что у меня все получится, потому что я – сильный человек.

Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2011