СРЕТЕНИЕ. Православное приложение N8 (48) апрель'99
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Святитель, ученый, хирург

    Известный ученый, хирург с мировым именем Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий, архиепископ Лука, прошел весь ад советских ссылок и тюрем. Судьба свела меня с ним в Одессе в 1952 году.
Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий родился 27 апреля 1877 года в Керчи в семье провизора, третьим из пятерых детей. Род Войно-Ясенецких, довольно древний, известен с XVI столетия. Его представители служили при дворе польских и литовских королей. Но постепенно род обеднел, и уже дед Валентина Феликсовича жил в Могилевской губернии в курной избе, ходил в лаптях, хотя, правда, имел мельницу. Сын его, Феликс Станиславович, выбрался из деревенской глуши, получил образование и стал провизором. Но аптека, владельцем которой он был, больших доходов не приносила, и он перешел на государственную службу, оставаясь служащим до самой смерти.
    В конце 1880 года семья Войно-Ясенецких переехала в Киев и поселилась на Крещатике. Семейные отношения в доме определяла мать Мария Дмитриевна (до замужества Кудрина), воспитывавшая своих детей в православных традициях. На формирование веры молодого Валентина, несомненно, повлияла близость такого уникального центра Православия, как Киево-Печерская лавра. Церковная жизнь, бившая здесь ключом, тысячи богомольцев, шедших на поклонение киевским святыням, - все это давало богатую пищу для размышлений юноше. Некоторое время Валентин увлекался идеями толстовства и даже написал письмо Л.Н. Толстому, в котором просил разрешения у графа приехать в Ясную Поляну. Но попавшая в руки юноши книжка Л. Толстого "В чем моя вера?" отбила желание ехать в Ясную Поляну - Валентин понял, что толстовство есть издевательство над Православием.
    С детских лет у Валентина обнаружились способности к рисованию, и он параллельно с гимназией успешно окончил Киевское художественное училище. Собирался поступать в Петербургскую академию художеств, но по размышлении о выборе жизненного пути решил, что обязан заниматься только тем, что "полезно для страдающих людей", и избрал медицину. В 1898 году он стал студентом медицинского факультета Киевского университета св. Владимира, который окончил в 1903 году, намереваясь всю жизнь быть "мужицким", земским врачом, помогать бедным людям.
    Но грянула русско-японская война, и молодой врач в составе отряда Киевского Красного Креста 30 марта 1904 года выезжает на Дальний Восток. Отряд расположился в Чите, где молодой хирург был назначен заведующим хирургическим отделением. Операции, проводимые им, были сложными и проходили безупречно, неудач не было. Здесь же, в Чите, Валентин познакомился с сестрой милосердия Анной Ланской и обвенчался с ней.
    В 1916 году В.Ф. Войно-Ясенецкий защитил докторскую диссертацию на тему "Региональная анестезия", о которой его оппонент, известный хирург Мартынов сказал: "Когда я читал вашу книгу, то получил впечатление пения птицы, которая не может не петь, и высоко оценил ее". Варшавский университет наградил Валентина Феликсовича премией имени Хойнацкого за лучшее сочинение, пролагающее новые пути в медицине.
    С 1917 по 1923 год Валентин Феликсович работает главным врачом Ташкентской городской больницы и преподает в медицинской школе, преобразованной затем в медицинский факультет. В конце 1918 года он по ложному доносу был арестован и привезен в железнодорожные мастерские, где скорый суд вершила "чрезвычайная тройка". На разбор каждого привезенного "судьи" тратили не больше трех минут, приговор обычно был один - расстрел. Осужденных тут же и расстреливали. И только случайное прибытие в мастерские видного партийца, который знал в лицо главного врача больницы, спасло Валентина Феликсовича от расстрела.
    В 1919 году от туберкулеза легких умирает жена Валентина Феликсовича, Анна, оставив на руках мужа четверых детей. В то время В.Ф. Войно-Ясенецкий возглавил кафедру оперативной хирургии и топографической анатомии открывшегося в Ташкенте Туркестанского государственного университета. Активно участвует он и в церковной жизни. На одном из церковных съездов Ташкентской епархии его доклад получил высокую оценку епископа Ташкентского Иннокентия (Пустынского). "Доктор, вам надо быть священником", - сказал владыка. "У меня не было мыслей о священстве, - вспоминал Валентин Феликсович, - но слова Преосвященного Иннокентия я принял как Божий призыв архиерейскими устами и ни минуты не размышляя ответил: "Хорошо, Владыко! Буду священником, если это угодно Богу!"
    В праздник Сретения Господня в 1921 году Войно-Ясенецкий был рукоположен в сан иерея владыкой, который и определил его служить в ташкентском соборе с возложением на него обязанностей проповедовать. Это было страшное и тревожное время. Адская машина репрессий перемалывала судьбы большей и лучшей части православного народа. Были убиты святители Владимир Киевский и Вениамин Петроградский, а тысячи священников и мирян отправлялись в ссылки и лагеря, но вожди большевизма продолжали гнать и преследовать Церковь Божию. И вот в эти трагические дни, когда некоторые священники, испугавшись репрессий, снимали с себя сан, профессор медицины Войно-Ясенецкий, повинуясь призыву Божию, принимает сан священника, продолжая делать сложнейшие операции, читать лекции. В октябре 1922 года он активно участвует в первом научном съезде врачей Туркестана, на котором выступает с четырьмя крупными докладами.
    В 1923 году Войно-Ясенецкий принимает монашеский постриг с именем евангелиста, врача и художника св. Луки. Постриг совершил епископ Уфимский Андрей ( в миру князь Ухтомский). А 30 мая он тайно хиротонисан (посвящен) в сан епископа в церкви св. Николая Мирликийского в Пенджикенте. Хиротонию совершили епископы Болховский Даниил (Троицкий) и Суздальский Василий (Зуммер), отбывавшие там ссылку. Преосвященный Лука был назначен епископом Туркестанским. Впоследствии святейший Патриарх Тихон утвердил эту хиротонию. Но в тот же год в июне епископ Лука был арестован. Ему предъявили нелепое обвинение: связь с оренбургскими контрреволюционными казаками и англичанами. В тюрьме ташкентского ГПУ владыка закончил свой, впоследствии ставший знаменитым, труд "Очерки гнойной хирургии". В августе его отправили в Москву и поместили сначала в Бутырскую, затем Таганскую тюрьму, а в декабре сослали на Енисей.
    Путь лежал через Тюмень, Омск, Новосибирск, Красноярск. Арестованных везли в товарных вагонах, а последнюю часть пути до Енисейска - 400 км - в лютую январскую стужу им пришлось преодолевать на санях. В ссылке епископу-хирургу разрешили оперировать. По свидетельству медперсонала, в Енисейской больнице епископ Лука пересадил почки теленка умирающему мужчине, после чего больному стало легче. В Енисейске владыка совершал церковные службы.
    В марте 1924 года епископа Луку снова арестовывают и отправляют в глубь Енисейской области, в деревню Хая на реке Чуне, затем в Туруханск, где он продолжал служить в храме, проповедовать и в то же время оперировать больных. В январе следующего года Луку высылают в Плахино, в глухие места на Енисее, за Полярный круг, а в апреле снова переводят в Туруханск. По окончании ссылки владыка возвращается в Ташкент, но 6 мая 1930 года его снова арестовывают по делу профессора медицинского факультета И.П. Михайловского, застрелившегося в невменяемом состоянии. После года тюремного заключения, без суда был вынесен приговор: ссылка на три года в Архангельск, где владыка живет с 1931 по 1933 год, ведет амбулаторный прием больных.
    Весной следующего года он прибывает в Ташкент, затем переезжает в Андижан, где оперирует, читает лекции, но в церкви не служит. В этом году ему удается издать свой труд "Очерки гнойной хирургии", сыгравший огромную роль во время войны в лечении раненых солдат.
    13 декабря 1937 года - новый арест. В тюрьме владыку допрашивают конвейером - 13 суток без сна, требуют подписать протоколы. Он объявляет на 10 дней голодовку, но протоколы не подписывает. Следует новая ссылка в Сибирь. В селе Большая Мурта Красноярского края Лука жил до начала войны. В сентябре 1941 года владыку доставляют в Красноярск и как крупного ученого назначают главным хирургом Красноярского госпиталя. Помимо работы в нем, епископ Лука назначается Патриархией архиепископом Красноярским. Затем его переводят в Тамбов, где на попечении владыки было 150 военных госпиталей. В 1945 году профессора-хирурга наградили медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне". А в первый послевоенный год архиепископ Тамбовский и Мичуринский становится лауреатом Сталинской премии первой степени за научную разработку новых хирургических методов лечения гнойных заболеваний и ранений.
    26 мая 1946 года архиепископ Лука переводится в Симферополь и назначается епископом Крымским и Симферопольским. Здесь он заканчивает работу над богословским трудом "Дух, душа и тело". Партийные руководители Крыма не разрешили епископу преподавать в медицинском институте, поскольку профессор с мировым именем служил в церкви.
    В 1958 году у владыки наступила полная слепота, но в течение трех лет, при полной потере зрения, он продолжает служить в церкви, управлять епархией и одновременно принимать больных, поражая местных врачей своими безошибочными диагнозами. В День Всех Святых, в земле Российской просиявших, 11 июня 1961 года, архиепископ Лука скончался. В течение трех дней не иссякал людской поток к гробу владыки и врача, а в день похорон процессия растянулась на три километра. Затем стали поступать сообщения, что многие больные, приходившие к могиле святителя Луки, по молитвам получали исцеления.
    В 1996 году Святейший Синод Украинской Православной Церкви Московской Патриархии принял решение о причислении архиепископа Луки к лику месточтимых святых, как святителя и исповедника веры. В этом же году, 18 марта, состоялось обретение мощей архиепископа Луки, перенесенных 20 марта в Свято-Троицкий кафедральный собор Симферополя. Здесь 25 мая состоялся торжественный акт причисления высокопреосвященного Луки к лику месточтимых святых. К раке с его мощами приезжают люди со всех концов России и стран СНГ.

Александр ПОКОРСКИЙ,
предводитель
олонецкого губернского
Дворянского собрания



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-1999