СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

"Мы - участники Карибского кризиса..."

Сорок лет назад, осенью 1962 года, когда мир оказался на грани термоядерной войны, тысячи советских солдат и офицеров, участников секретной операции "Анадырь", смотрели ей прямо в лицо на острове Свободы.
Старшина А.Исаков (слева) с боевыми товарищами, Бехукаль, Куба

Операция "Анадырь"
    Наш собеседник - петрозаводчанин Анатолий Иванович Исаков, ныне ветеран военной службы, прапорщик в отставке, дед троих внуков. Старшему на будущий год идти в армию.
    А ему, парню из лесной архангельской деревни, выпало служить в ракетных войсках, в штабе 43-й гвардейской Смоленской орденов Суворова и Кутузова II степени дивизии в украинском городке Ромны. Летом 1962 года срок службы его уже подходил к концу, начальство уговаривало старшину Исакова остаться на сверхсрочную, он уже ждал к себе молодую жену: жить решили здесь, на Украине. Как вдруг...
    Слово Анатолию Исакову:
    - В июле управлению и полкам нашей дивизии было приказано свернуться и быть готовыми к передислокации. Куда? Никто не знал. За две ночи (днем эшелон стоял в тупике какой-то маленькой станции) управление дивизии перебросили в Севастополь. Нас быстро переодели в гражданскую одежду и объявили, что отныне мы "специалисты сельского хозяйства". Каждому определили специальность: "агроном", "полевод", "животновод", "тракторист"... Мне выпало быть "счетоводом", может, потому, что служба моя была связана с шифрами. Накануне погрузки на корабль сообщили: "Идете на Кубу! Родина надеется, что ее задание вы выполните с честью!" Шла широкомасштабная операция "Анадырь" по переброске советских ракетных частей на остров Свободы, осаждаемый Соединенными Штатами...
Карта дислокации советских ракетных частей в ходе операции 'Анадырь'

"Адмирал Нахимов"
    Да, попадал на Кубу А. Исаков на том самом красавце лайнере, погибшем с многочисленными жертвами по преступной халатности под Новороссийском в 1987 году. "Какой корабль утопили! - до сих пор сокрушается Исаков. - Отличные каюты, салоны, рестораны, кинозал, спортплощадки, бассейны..." Но туристский комфорт круизного красавца не соответствовал ситуации.
    По легенде, лайнер шел с коммерческим грузом, и трем тысячам его тайных пассажиров появляться на палубе разрешалось только ночью. Иллюминаторы задраить, шторы задернуть! Мест в каютах хватало далеко не всем, и многие спали на палубах. Ближе к Босфору над "Нахимовым" закружились самолеты-разведчики, а в Средиземноморье лайнер еще и постоянно сопровождали суда.
    Но самое тяжкое испытание ждало в Атлантике. "Нахимов", сбивая с толку натовских соглядатаев, от Гибралтара повернул на юг. Людей, закупоренных в корабле, мучила африканская жара, а из кранов текла лишь теплая забортная водичка. Особенно трудно было женщинам из полевого госпиталя, хотя им выдавали немного пресной воды.
    Лишь посреди океана, где воздушные разведчики перестали доставать, режим стал посвободнее. Днем разрешили командами выходить на полчаса, обливаться забортной водой из шланга и даже играть в волейбол мячом, шпагатом привязанным к сетке. "Удивительно, - вспоминает Анатолий Иванович, - но команде "Нахимова" удалось кормить и поить такую ораву целых три недели, а в конце пути еще и помыть в пресном душе..."
    У берегов Америки вновь над "Нахимовым" закружились американцы. Наконец на двадцать вторые сутки путешествия на горизонте открылась красавица Гавана. На пустынном причале одинокий часовой, негр-великан с автоматом ППШ, обалдело наблюдал, открыв рот и выпучив белки, как по трапам огромного лайнера посыпались на берег тысячи одетых в штатское стриженых советских "агрономов" и "механизаторов"...

Если завтра война...
    Анатолий Исаков вспоминает:
    - Управление нашей дивизии разместили в 20 километрах от Гаваны, близ местечка Бехукаль, в благоустроенном городке. Коттеджи, столовая, клуб, спортплощадки, большой бассейн, в который почему-то запретили наливать воду. Сначала чувствовали себя неуютно: городок, видать, долго пустовал, и его заселила разная тропическая живность - пауки, скорпионы, змеи, ящерицы всяческих размеров. Ложились так: перетряхивали постель и тщательно упаковывались в простыни и одеяло. Утром просыпались и смотрели: а не ползает ли по тебе кто-нибудь? Потом резко сбрасывали одеяло и вскакивали с кровати. Но две недели спустя, когда обжились, вся эта нечисть куда-то пропала. Мы шутили: "Русского духа не вынесла!"
    Все время Карибского кризиса - с августа по ноябрь - Куба жила в ожидании воздушного удара США и последующего вторжения. Ежедневно без пяти одиннадцать утра по сигналу колокола весь личный состав управления бросался в укрытия: ровно в одиннадцать над Бехукалем на 100-метровой высоте проносилась пара американских реактивных истребителей. Солдаты строили оборонительные рубежи из камня и мешков с песком. В октябре всем выдали автоматы, с которыми не расставались даже ночью. Для прикрытия с воздуха в городок привезли спаренную зенитку. И в один из дней, когда был отдан приказ сбивать американские самолеты, зенитчики выпустили по двухмоторному "американцу" 49 снарядов. Безрезультатно (вероятность успеха у этой системы времен второй мировой была слишком мала)...
    Я задал своему собеседнику непростой вопрос: "Что чувствует человек в ожидании начала ядерной войны, в которой ему предстоит стать первой жертвой?"
    - О ядерной войне мы не думали, просто от американцев собирались отстреливаться... Тревожные мысли старались отгонять, но страха не было. Все мы воспитывались на рассказах фронтовиков, на их примере. Отцы воевали, и мы, если доведется, будем их достойны. Конечно, лучше бы не воевать! Кому охота умирать в 22 года? Вот кубинцы были настроены очень воинственно и с янки хотели сразиться всерьез. Американское радио советским солдатам слушать не разрешалось, но кубинцы говорили нам, что во Флориде уже на корабли грузится десант. А если принять во внимание американскую авиацию и флот... Думаю, крепко бы нам досталось.
    Особенно хотелось бы отметить роль в этой операции тех наших ребят, которые шли на Кубу в закрытых трюмах, с ракетами и техникой и по прибытии на место тут же приступили к оборудованию стартовых позиций. Октябрь на Кубе - сезон дождей. Ливни превращали грунт в вязкую массу, которая, налипая на колеса и гусеницы, останавливала технику. Не выдерживали даже армейские сапоги. Работали солдаты в основном по ночам. А каких трудов стоили скрытность перемещения техники и маскировка, чтобы американцы не смогли раньше времени заподозрить? Несмотря ни на что ракеты были приведены в готовность за такой срок, что американцы ахнули: "Это невозможно!" Честь и хвала нашим ребятам-ракетчикам...

Дорога домой
    - Именно их действия, - говорит Анатолий Исаков, - сыграли главную роль в разрешении Карибского кризиса, ускорили процесс переговоров, результатом которых были обязательство СССР вывести с Кубы стратегическое вооружение (причем на открытых палубах кораблей) и обязательство США ликвидировать ракетную базу в Турции и снять морскую блокаду Кубы. СССР защитил братский кубинский народ, помог ему отстоять завоевания революции.
    28 октября командование нам объявило: "Задание партии и правительства выполнено, возвращаетесь на Родину!"
    Но только через месяц за нами пришел дизель-электроход "Балтика" (корабль гораздо меньше "Нахимова"), и в декабрьские шторма нас в океане кидало по волнам так, что казалось, становимся вертикально. Многие страдали от морской болезни, но что это значило, если мы возвращались домой?
    16 декабря прибыли в Балтийск. Хлестали ветер и дождь со снегом, но мы ликовали: это же наш причал, это наш дождь и ветер. Мы дома!

Сергей ЛАПШОВ



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2001