Карелия официальная. Официальный портал органов государственной власти Республики Карелия
 
  |О Карелии |Символика   | Правовые акты |  Программы | Газета "Карелия" |Справочники |  
Карта портала Поиск Новое на сайте О портале
Эпоха Катанандова

Статья из газеты "ТВР-Панорама", 12 декабря 2001 года

Катанандов Леонид Дмитриевич 12 декабря девятый день как ушел из жизни Леонид Дмитриевич Катанандов, с 1965 по 1986 год возглавлявший строительный комплекс Карелии – Главсевзапстрой. Накануне несколько его друзей и коллег собрались, чтобы вспомнить об этом удивительном человеке, оставившем уникальный след и в истории республики, и в судьбах десятков и сотен тех, кому посчастливилось работать рядом с ним. О таких говорят: "Человек – эпоха". Вспомнить и рассказать …

Впервые я увидела Леонида Дмитриевича Катанандова на совещании со строителями в областном комитете партии. Такие совещания тогда проводились регулярно и мне – заведующей отделом строительства республиканской газеты, положено было на них присутствовать. Сидевший впереди высокий, красивый, безумно элегантный человек поднялся в конце совещания и уверенным командирским голосом ответил на все резкие "сколько можно?", "доколе?" и "почему?", заданные секретарем обкома – Василием Васильевичем Чупием. Строителей – такой был стиль – чаще всего критиковали и очень редко хвалили. Хотя именно в те годы строительство в Карелии достигло небывалого размаха. В Петрозаводске прямо на глазах появлялись новые жилые районы – Ключевая, Кукковка, создавалась уникальная база строительного комплекса в Южной промзоне, расширялся "Тяжбуммаш", целлюлозно-бумажные предприятия в Кондопоге, Сегеже, Питкяранте, во всех районах возводилось жилье, школы, детсады, коммунальные объекты.

Тогда отрасли оказывалось особое внимание, были деньги, но и трудностей хватало – мощности стройиндустрии, стройматериалов только еще начали развиваться, размах строительства порождал множество проблем, неувязок. И дело двигалась вперед. приобретало масштабы во многом благодаря инженерному, организаторскому таланту начальника Главсевзапстроя.

- Когда потребовался заместитель Председателя Совета Министров по строительству, выбор поначалу пал на Л.Д.Катанандова, - вспоминает один из его тогдашних заместителей. - Однако в обкоме решили, что никто другой не сможет столь эффективно руководить главком и Л.Д.Катанандова оставили во главе отрасли. Хотя на совещаниях, пленумах и конференциях его продолжали распекать.

За десять лет заведования отделом строительства я не пропустила, пожалуй, ни одного совещания и помню, что начальник Главсевзапстроя никогда не уходил "битым". Он всегда уходил победителем.

Доскональное знание предмета, о котором пишешь, двадцать лет назад было законом журналистики, поэтому приходилось бывать не только на совещаниях, но и – почти ежедневно – на стройках.

В человеке, месившем сапогами глину вместе с бригадой, прокладывающей коммуникации на Кукковке, поначалу трудно было узнать элегантного красавца – начальника главка. Но он никогда не приходил на планерку, не потрогав все своими руками, не поговорив с рабочими, бригадиром, мастером, прорабом. Подчиненных за неисполнительность, бывало, распекал так, что у тех дрожали коленки. Но его любили - и было за что.

- У нас в Южной промзоне Леонид Дмитриевич бывал часто, - рассказывает Виталий Аристархович Олейников, в те годы – главный инженер СМУ. – Однажды мне здорово попало за то, что с отставанием строится трансформаторная подстанция. Главным инженером я был всего второй год, случались, конечно, ошибки. В тот раз понадеялся на начальника участка, не проконтролировал. Ну и досталось мне от Катанандова, даже пригрозил: "Уволю к чертовой матери". А дело шло к коммунистическому субботнику, на котором управленцы из главка должны были работать как раз в Южной промзоне. Я молодой был, строптивый, ну, думаю, отыграюсь! Пришли, я их всех бетонировать фундаменты под здание подстанции поставил. Начальника главка определил крыть кровлю над столовой. Так славно поработали! Вечером подходит ко мне Л.Д.Катанандов. Ну, думаю, сейчас и впрямь уволит. А он смеется: "Вот, ведь можешь, когда захочешь, нормально организовать дело". Подобных эпизодов было много и мы, когда встречались с Леонидом Дмитриевичем после его выхода на пенсию, часто их вспоминали. Что удивительно – он почти каждого, с кем работал, встречался на стройках – а это сотни людей – помнил по имени-отчеству, даже бригадиров, мастеров. О каждом заботился.

Бывший председатель профкома треста "Петрозаводскстрой" Петр Власович Смирнов уверен, что если бы не Леонид Дмитриевич, не было бы у строителей успешно реализованной программы строительства собственного жилья (а сам Л.Д.Катанандов так и прожил всю жизнь в "хрущевке"), прекрасных баз отдыха, санатория-профилактория "Белые ключи" и многого другого.

- Добиться решения о строительстве профилактория было почти не реально, - считает Николай Павлович Черненко, долгие годы работавший рядом с Л.Д.Катанандовым. – Это были огромные деньги, но он сумел доказать, что здоровье людей дороже. Сам выбирал место для будущего здания, ходил, шагами вымерял, сам корректировал чертежи, контролировал ход строительства, доказывал, что путевки должны быть только бесплатными, что часть их следует отдавать учителям подшефных школ. Мечтал о строительстве второй очереди, где будут спортзал, бассейн. Сегодня все это есть.

Леонид Дмитриевич любил "Белые ключи". У директора санатория- профилактория Нины Владиславовны Бутаковской есть альбом, где немало фотографий Л.Д.Катанандова. Здесь он поправлял здоровье после инфаркта, уже будучи пенсионером, участвовал в торжествах по случаю пуска второй очереди. Сбылась его мечта. Как, впрочем, сбывалось все, что он задумывал.

- Катанандов был и инженером, и руководителем от Бога, - считает генеральный директор "Карелстроя", в прошлом – один из его заместителей Юрий Александрович Тифантьев. – Все мы прошли у него уникальную школу. Помните, как внедряли жилые дома 75-ой серии? Она считалась одной из лучших, строилась всего в трех-четырех городах страны. Он "пробил" ее для Петрозаводска, построил базу – комбинат строительных конструкций № 1. А как появились трехслойные панели – легкие, теплые, вместо шунгизитобетонных, которые были запроектированы поначалу? Неделями сидел в Госстрое СССР, доказывал, что надо внести изменения в проект (тогда это было непросто)- и доказал. Сам сидел за чертежами, что-то подправлял – ведь он после института работал проектировщиком. Мог в считанные минуты найти оригинальное инженерное решение там, где другие напрасно бились месяцами. Это сейчас кому-то дома 75-ой серии на Кукковке и Древлянке кажутся скучными, стандартными, а не прояви он тогда настойчивость, упорство, их бы вообще не было. Как и многих других объектов. Я считаю размах строительства в те годы личной заслугой начальника главка. Эти двадцать лет в истории строительной отрасли в Карелии были эпохой Катанандова.

Человек – эпоха. Произносишь эти слова и видишь бронзовую глыбу. Это – не о нем. Леонид Дмитриевич при всей его грозности был искренним и открытым, иногда – словно мальчишка, озорным.

Как-то в Костомукше (она еще только строилась) группа специалистов во главе с начальником главка изучала финский опыт. Особенно восхищала отделка поверхностей – неровное, "с набрызгом", покрытие – у нас тогда такой технологии не знали. Я взяла в руки горсть порошка, который и творил такое чудо. Леонид Дмитриевич толкнул меня локтем и как-то весело подмигнул. Я поняла, завернула порошок в бумагу, спрятала в карман. Потом в строительной лаборатории порошок разложили на составные части…

Мы часто спорили. Я писала критические статьи, он с утра пораньше, часиков в восемь, приглашал к себе в кабинет. Бывало, срывался, кричал, вскакивая с кресла: "Садись, руководи вместо меня, если ты такая умная!". Чаще всего я признавала его правоту, бывало, он – мою.

Вряд ли найдется много руководителей, которые бы относились к журналистам так серьезно. Думаю, со мной согласятся мои коллеги Светлана Пушкина, Фаина Зарецкая, Галина Савина, Семен Кармазин, Юрий Родионов.

Мы были друзьями. Я видела Леонида Дмитриевича в глубоком горе, когда умерла его обожаемая жена Людмила Александровна. Он сидел в редакции, пил чай и корил себя: "Ты знаешь, я по двенадцать часов на работе. Ей даже ремонт квартиры приходилось делать самой. И ни слова упрека, дома всегда уютно и спокойно. А у нее самой была такая ответственная работа…".

После смерти жены Леонид Дмитриевич очень сблизился с сыном, до последних дней у них были удивительно трогательные отношения. И претензия к Сергею Леонидовичу, насколько я помню, у Катанандова - старшего была одна, да и то поначалу: зачем согласился стать мэром, ушел со стройки… Мне подсказывал: "Ты его почаще критикуй, расслабляться не давай.". При встрече всегда интересовался: "Что там люди говорят, – как у него идут дела?". Но вернул Леониду Дмитриевичу душевное равновесие, по- моему, только его друг и самый знаменитый мэр Петрозаводска Павел Васильевич Сепсяков: "Не волнуйся, сын тебя не подведет. А если что, я и подскажу, и покритикую".

Леониду Дмитриевичу всегда было важно мнение людей, он переживал после каждого критического замечания в прессе в адрес сына. Но он лучше кого бы то ни было, знал его и гордился им. А что касается неординарных решений, он и сам не раз принимал их. И технические, и кадровые, и касающиеся личной судьбы.

- Леонид Дмитриевич просто пестовал молодежь, - вспоминает бывший его заместитель Анатолий Владимирович Дробот. – Почувствовал искру таланта в молодых начальниках районных строительных организаций Павле Чернове (Сегежа), Константине Шаханове (Олонец), Михаиле Федорце (Сортавала), Василии Маликове (Пудож), сам не раз ездил к ним в командировки, направлял туда журналистов. Шаханов и Маликов позже пошли по руководящей линии у себя в районах, а Чернова и Федорца он, несмотря на молодость, перевел к себе в главк заместителями. Мы "старики": я, Владимир Борисович Фрейдин, Евгений Алексеевич Стафеев поначалу были удивлены таким решением, а потом поняли, как он был прав. Сплав молодости и опыта давал прекрасные результаты.

Через несколько лет после смерти Людмилы Александровны в жизни Л.Д.Катанандова появилась Лидия Степановна. Энергичная, неунывающая, она стала надежным другом и в радости, и в горе – тяжелой болезни – следствии длительной командировки в Монголию.

Уход с поста начальника главка, отъезд в Монголию в качестве начальника управления строительства – может быть, самые неординарные решения в его жизни. В республике тогда появился новый первый секретарь обкома КПСС. Столкнулись две личности. Может быть, в Карелии и было несколько человек, которым Леонид Дмитриевич мог бы простить грубый тон. В их числе всеми уважаемый Иван Ильич Сенькин. А с новым руководителем нашла коса на камень. Был выбор: Москва, министерство, или Монголия. Наверно, правильно говорят: лучше быть первым в деревне, чем вторым в городе. Он это доказал, привезя из Монголии заслуженные награды.

…Как-то я пришла навестить Леонида Дмитриевича в республиканской больнице. Болезнь терзала его все с большей жестокостью. Он – всегда сильный и гордый – не сдавался, старался больше двигаться, бывать на воздухе. Мы вышли и сели на скамейку у шоссе, откуда был замечательный вид на город.

- Смотри, как хороша Кукковка! Помнишь, как мы ее строили? А Древлянку уже сын достраивал. Все-таки замечательная у нас профессия. Все, что мы делаем на этой земле, все остается людям. Эта фраза, напомнившая об известном кинофильме, не прозвучала выспренно в его устах. Леонид Дмитриевич Катанандов, как никто другой, имел право ее произнести.

Тамара Колесова
"ТВР-Панорама"

Техническая поддержка портала
Создано 11 декабря 2001. Отредактировано 11 декабря 2001.
© Администрация Главы Республики Карелия, 1998-2018
При использовании материалов гиперссылка на портал обязательна.